Образ Бабы Яги в русских сказках
Содержание:

1.Вступление

2.Баба-Яга – Богиня?

3.Первая ипостась Бабы-Яги - Воительница

4.Вторая ипостась Бабы-Яги : Дарительница и Избавительница от беды. Яга-советчица. Яга-Охранительница

5.Третья ипостась Бабы-Яги - Похитительница.

6.Баба-Яга – проводник в загробное царство?

7.Заключение


Баба-Яга - самый сложный и противоречивый образ в сказочном мире. По самым общим представлениям это Страшная Старуха, с длинным носом и костяной ногой, которая, в основном, лежит на печи в своей избушке на курьих ножках, или носится над Русью на своей ступе, и имеет очень скверный характер. Хотя, если с ней вежливо поговорить, то она может разжалобиться и даже указать путь и дать заветный клубочек, который доведет до места. Многие ученые, исследователи пытались угадать, что же скрывается за страшной оболочкой этой Старухи.

"Энциклопедия «Мифы народов мира»" говорит: Баба Яга в славянской мифологии лесная старуха-волшебница. Согласно сказкам восточных и западных славян, Баба-яга живёт в лесу в «избушке на курьих ножках», пожирает людей; забор вокруг избы — из человеческих костей, на заборе черепа, вместо засова — человеческая нога, вместо запоров — руки, вместо замка — рот с острыми зубами. В печи Баба-яга старается изжарить похищенных детей. Она — антагонист героя сказки: прилетев в избу и застав в ней героя, вырезает у него из спины ремень и т. п. Кроме образов Бабы-яги воительницы и похитительницы, сказка знает и образ дарительницы, помощника героя. У Бабы-яги одна нога — костяная, она слепа (или у неё болят глаза), она — старуха с огромными грудями. Связь с дикими зверями и лесом позволяет выводить её образ из древнего образа хозяйки зверей и мира мёртвых. Вместе с тем такие атрибуты Бабы-яги, как лопата, которой она забрасывает в печь детей, согласуются с обрядовой интерпретацией сказок о ней как о жрице в обряде посвящения подростков. Персонажи, сходные с Бабой-ягой, известны в германской, греческой и других мифологиях.
Внешность Бабы-Яги практически нигде не описывается. Она всегда в действии - летает на ступе, кричит на своих слуг, догоняет героев. И, судя по ее действиям, она не слабая и немощная старая женщина, а довольно энергичная, сильная и волевая. Она имеет хороший и здоровый аппетит: "кушает за десятерых".

Баба-Яга – Богиня?
Баба-Яга - это отголосок того далекого прошлого, когда миром правили женщины, а называлось все Матриархатом. Она - повелительница явлений природы, а также птиц и зверей. Возможно, в ней отразился образ Великой Богини, Богини-Матери, создательнице нашего мира. Но, так как с уходом матриархальных отношений, мужчины все взяли в свои руки, они практически все женские образы низвели и сделали их второстепенными, а иногда и просто забыли о них. Вот и от прекрасной Женщины-Прародительницы осталась лишь старая, сморщенная, костлявая оболочка. Но дух в ней еще жив, и знания свои магические она не растеряла. А то, что Бабу-Ягу представляют по-разному, может тоже связано с древним образом Богини. Она как бы триедина, то есть одна в трех лицах. Она и Воительница, и Дарительница, и Похитительница.Она и Творец, и Разрушитель. А каждой своей ипостаси соответствует определенный возраст и функция.
Первая ипостась Бабы-Яги - Воительница, это молодая девушка, кровь которой играет, она думает о борьбе и победе, область ее мироздания - Небо, то есть, она является Богиней. В сказках она предстает как девица-богатырка (Синеглазка), или дочка, племянница старой Бабы-Яги (то есть, молодая Баба-Яга)
"Отправился Иван-царевич в путь-дорогу. Видели, что садится, а не видели, в кою сторону укатился... Доехал он до росстаней и поразмыслил:
"Направо ехать - коня потерять, - куда мне без коня-то? Прямо ехать - женату быть, - не за тем я в путь-дорогу выехал. Налево ехать - коня спасти, - эта дорога самая лучшая для меня".
И поворотил он по той дороге, где коня спасти - себя потерять. Ехал он долго ли, коротко ли, низко ли, высоко ли, по зеленым лугам, по каменным горам, ехал день до вечеру - красна солнышка до закату - и наезжает на избушку.
Стоит избушка на курьей ножке, об одном окошке.
- Избушка, избушка, повернись к лесу задом, ко мне передом! Как мне в тебя зайти, так и выйти.
Избушка повернулась к лесу задом, к Ивану-царевичу передом. Зашел он в нее, а там сидит баба-яга, старых лет. Шелковый кудель мечет, а нитки через грядки бросает.
- Фу, фу, - говорит, - русского духу слыхом не слыхано, видом не видано, а нынче русский дух сам пришел.
А Иван-царевич ей:
- Ах ты, баба-яга, костяная нога, не поймавши птицу - теребишь, не узнавши молодца - хулишь. Ты бы сейчас вскочила да меня, добра молодца, дорожного человека, накормила, напоила и для ночи постелю собрала. Я бы улегся, ты бы села к изголовью, стала бы спрашивать, а я бы стал сказывать - чей да откуда.
Вот баба-яга это дело все справила - Ивана-царевича накормила, напоила и на постелю уложила. Села к изголовью и стала спрашивать:
- Чей ты, дорожный человек, добрый молодец, да откуда? Какой ты земли? Какого отца, матери сын?
- Я, бабушка, из такого-то царства, из такого-то государства, царский сын Иван-царевич. Еду за тридевять земель, за тридевять озер, в тридесятое царство за живой водой и молодильными яблоками.
- Ну, дитя мое милое, далеко же тебе ехать: живая вода и молодильные яблоки - у сильной богатырки девицы Синеглазки, она мне родная племянница. Не знаю, получишь ли ты добро...
- А ты, бабушка, дай свою голову моим могутным плечам, направь меня на ум-разум.
- Много молодцев проезживало, да не много вежливо говаривало. Возьми, дитятко, моего коня. Мой конь будет бойчее, довезет он тебя до моей середней сестры, она тебя научит.
Иван-царевич поутру встает ранехонько, умывается белешенько. Благодарит бабу-ягу за ночлег и поехал на ее коне.
Вдруг он и говорит коню:
- Стой! Перчатку обронил.
А конь отвечает:
- В кою пору ты говорил, я уже двести верст проскакал...

Побывал Иван-царевич и у второй сестры бабы-яги, и до третьей доскакал.

Тут Иван-царевич вежливо ей поклонился, и ночевать попросился. Делать нечего! Ночлега с собой не возят - ночлег каждому: и пешему и конному, и бедному и богатому.
Баба-яга все дело справила - коня убрала, а Ивана-царевича накормила, напоила и стала спрашивать, кто он да откуда и куда путь держит.
- Я, бабушка, такого-то царства, такого-то государства, царский сын Иван-царевич. Был у твоей младшей сестры, она послала к середней, а середняя к тебе послала. Дай свою голову моим могутным плечам, направь меня на ум-разум, как мне добыть у девицы Синеглазки живой воды и молодильных яблок.
- Так и быть, помогу я тебе, Иван-царевич. Девица Синеглазка, моя племянница, - сильная и могучая богатырка. Вокруг ее царства - стена три сажени вышины, сажень толщины, у ворот стража - тридцать богатырей. Тебя и в ворота не пропустят. Надо тебе ехать в середину ночи, ехать на моем добром коне. Доедешь до стены - бей коня по бокам плетью нехлестаной. Конь через стену перескочит. Ты коня привяжи и иди в сад. Увидишь яблоню с молодильными яблоками, а под яблоней колодец. Три яблока сорви, а больше не бери. И зачерпни из колодца живой воды кувшинец о двенадцати рылец. Девица Синеглазка будет спать, ты в терем к ней не заходи, а садись на коня и бей его по крутым бокам. Он тебя через стену перенесет.
Иван-царевич не стал ночевать у этой старухи, а сел на ее доброго коня и поехал в ночное время. Этот конь поскакивает, мхи-болота перескакивает, реки, озера хвостом заметает.
Долго ли, коротко ли, низко ли, высоко ли, доезжает Иван-царевич в середине ночи до высокой стены. У ворот стража спит - тридцать могучих богатырей Прижимает он своего доброго коня, бьет его плетью нехлестаной. Конь осерчал и перемахнул через стену. Слез Иван-царевич с коня, входит в сад и видит - стоит яблоня с серебряными листьями, золотыми яблоками, а под яблоней колодец. Иван-царевич сорвал три яблока, а больше не стал брать да зачерпнул из колодца живой воды кувшинец о двенадцати рылец. И захотелось ему самою увидать, сильную, могучую, богатырку, девицу Синеглазку.
Входит Иван-царевич в терем, а там спят - по одну сторону шесть полениц - девиц-богатырок и по другую сторону шесть, а посредине разметалась девица Синеглазка, спит, как сильный речной порог шумит.
Не стерпел Иван-царевич, приложился, поцеловал ее и вышел..."

И погналась Девица-Богатырка за Иваном, но бабушки-тетушки спасали его от неминуемой гибели, задерживали Синеглазку в своих домах. Все равно, догнала девица Ивана, и начался у них смертный бой. Подвернулась нога у царевича, упал он на землю, а Синеглазка уже меч свой в сердце ему втыкает. Иван тогда и сказал ей, зачем, мол, тебе меня убивать, лучше подними с земли, да поцелуй в уста сахарные. Так она и сделала. А потом и свадебку справили. Так Иван-Царевич "приручил" Девицу-богатырку Синеглазку.
Вторая ипостась Бабы-Яги – Дарительница и Избавительница от беды. Это уже взрослая женщина, получившая определенный жизненный и магический опыт, и вступившая в пору деторождения, плодородия (для земли). Ее сфера обитания - Земля. Она тоже Богиня, но более близкая к людям, их проблемам и стремлениям. Этот образ можно подразделить еще на несколько:
Яга-советчица (Яга сама ничего не делает для героя, но указывает, к кому обратиться за помощью, к примеру, к своей старшей сестре). Про такую бабу-ягу мы уже прочитали в сказке о Синеглазке-Богатырке. Точнее, эта сказка называется "о молодильных яблоках и живой воде".
Яга-охранительница, покровительница (следящая с помощью своих волшебных помощников (совы, блюдечка и проч.) за похождениями героя).
В сказке "Василиса Прекрасная" девушка осталась без матери. Злая мачеха решила ее уморить.
"Возле их дома был дремучий лес, а в лесу на поляне стояла избушка, а в избушке жила баба-яга; никого она к себе не подпускала и ела людей, как цыплят".
Послала тогда мачеха Василису к бабе-яге за огнем для лучины.
"Василиса прошла всю ночь и весь день, только к следующему вечеру вышла на полянку, где стояла избушка яги-бабы; забор вокруг избы из человечьих костей, на заборе торчат черепа людские с глазами; вместо верей у ворот – ноги человечьи, вместо запоров - руки, вместо замка - рот с острыми зубами. Василиса обомлела от ужаса и стала как вкопанная. Вдруг едет опять всадник: сам черный, одет во всем черном и на черном коне; подскакал к воротам бабы-яги и исчез, как сквозь землю провалился, - настала ночь. Но темнота продолжалась недолго: у всех черепов на заборе засветились глаза, и на всей поляне стало светло, как середи дня. Василиса дрожала со страху, но, не зная, куда бежать, оставалась на месте.
Скоро послышался в лесу страшный шум: деревья трещали, сухие листья хрустели; выехала из лесу баба-яга - в ступе едет, пестом погоняет, помелом след заметает.
Подъехала к воротам, остановилась и, обнюхав вокруг себя, закричала:
- Фу, фу! Русским духом пахнет! Кто здесь?
Василиса подошла к старухе со страхом и, низко поклонясь, сказала:
- Это я, бабушка! Мачехины дочери прислали меня за огнем к тебе.
- Хорошо, - сказала баба-яга, - знаю я их, поживи ты наперед да поработай у меня, тогда и дам тебе огня; а коли нет, так я тебя съем!"
Баба-Яга испытывает героиню, заставляет ее на себя работать, задает вопросы, но и избавляет героиню от злых родственников. То есть, выступает опять как дарительница.
В сказке "Царь-девица" Иван полюбил девушку, но злая мачеха и дядька не давали ему с ней общаться. Тогда написала Девица Ивану письмо, в котором разоблачала все злые деяния его родственников, и просила Ивана искать ее за тридевять земель. И вот Иван пошел ее искать…
"Шел он куда глаза глядят, долго ли, коротко ли, - скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается приходит к избушке; стоит в чистом поле избушка, на куричьих голяшках повертывается. Взошел в избушку, а там баба-яга костяная нога.
- Фу-фу! - говорит. - Русского духу слыхом было не слыхать, видом не видать, а ныне сам пришел. Волей али неволей, добрый молодец?
- Сколько волею, а вдвое неволею! Не знаешь ли, баба-яга, тридесятого царства?
- Нет, не ведаю! - сказала ягая и велела ему идти к своей середней сестре: та не знает ли?
Иван, купеческий сын, поблагодарил ее и отправился дальше; шел, шел, близко ли, далеко ли, долго ли, коротко ли, приходит к такой же избушке, взошел - и тут баба-яга. - Фу-фу! -говорит. -Русского духу слыхом было не слыхать, видом не видать, а ныне сам пришел. Волей али неволей, добрый молодец?
- Сколько волею, а вдвое неволею! Не знаешь ли, где тридесятое царство?
- Нет, не знаю! - отвечала ягая и велела ему зайти к своей младшей сестре: та, может, и знает. - Коли она на тебя рассердится да захочет съесть тебя, ты возьми у ней три трубы и попроси поиграть на них: в первую трубу негромко играй, в другую погромче, а в третью еще громче.
Иван, купеческий сын, поблагодарил ягую и отправился дальше.
Шел, шел, долго ли, коротко ли, близко ли, далеко ли, наконец, увидал избушку - стоит в чистом поле, на куричьих голяшках повертывается; взошел - и тут баба-яга.
- Фу-фу! Русского духу слыхом было не слыхать, видом не видать, а ныне сам пришел! - сказала ягая и побежала зубы точить, чтобы съесть незваного гостя.
Иван, купеческий сын, выпросил у ней три трубы, в первую негромко играл, в другую погромче, а в третью еще громче. Вдруг налетели со всех сторон всякие птицы; прилетела и жар-птица.
- Садись скорей на меня, - сказала жар-птица, - и полетим, куда тебе надобно; а то баба-яга съест тебя!
Только успел сесть на нее, прибежала баба-яга, схватила жар-птицу за хвост и выдернула немало перьев".
В этой сказке Баба-Яга не только Дарительница, но и Пожирательница, любительница сырого мяса.
А вот в сказке "Заколдованная королевна" Баба-Яга не одна, а их целых три (троекратное повторение одного и того же действия услиливает его значение). Она здесь выступает как повелительница природных сил.
"Солдат взял под мышку сапоги-скороходы да шапку-невидимку, сел на ковер-самолет и полетел искать свое царство.
Долго ли, коротко ли - прилетает к избушке, входит - в избушке сидит баба-яга костяная нога, старая, беззубая.
- Здравствуй, бабушка! Скажи, как бы мне отыскать мою прекрасную королевну?
- Не знаю, голубчик! Видом ее не видала, слыхом про нее не слыхала. Ступай ты за столько-то морей, за столько-то земель - там живет моя середняя сестра, она знает больше моего; может, она тебе скажет.
Солдат сел на ковер-самолет и полетел; долго пришлось ому по белу свету странствовать. Захочется ли ему есть-пить, сейчас наденет на себя шапку-невидимку, спустится в какой-нибудь город, зайдет в лавки, наберет - чего только душа пожелает, на ковер - и летит дальше.
Прилетает к другой избушке, входит - там сидит баба-яга костяная нога, старая, беззубая.
- Здравствуй, бабушка! Не знаешь ли, где найти мне прекрасную королевну?
- Нет, голубчик, не знаю; поезжай-ка ты за столько-то морей, за столько-то земель - там живет моя старшая сестра; может, она ведает.
- Эх ты, старая хрычовка! Сколько лет на свете живешь, все зубы повывалились, а доброго ничего не знаешь. Сел на ковер-самолет и полетел к старшей сестре. Долго-долго странствовал, много земель и много морей видел, наконец прилетел на край света, стоит избушка, а дальше никакого ходу нет - одна тьма кромешная, ничего не видать! "Ну,- думает, коли здесь не добьюсь толку, больше лететь некуда!”
Входит в избушку - там сидит бага-яга костяная нога, седая, беззубая.
- Здравствуй, бабушка! Скажи, где мне искать мою королевну?
- Подожди немножко; вот я созову всех своих ветров и у них спрошу. Ведь они по всему свету дуют, так должны знать, где она теперь проживает.
Вышла старуха на крыльцо, крикнула громким голосом, свистнула молодецким посвистом; вдруг со всех сторон поднялись-повеяли ветры буйные, только изба трясется!
- Тише, тише! - кричит баба-яга.
И как только собрались ветры, начала их спрашивать:
- Ветры мои буйные, по всему свету вы дуете, не видали ль где прекрасную королевну!
- Нет, нигде не видали! - отвечают ветры в один голос.
- Да все ли вы налицо?
- Все, только южного ветра нет.
Немного погодя прилетает южный ветер. Спрашивает его старуха:
- Где ты пропадал до сих пор? Еле дождалась тебя!
- Виноват, бабушка! Я зашел в новое царство, где живет прекрасная королевна; муж у ней без вести пропал, так теперь сватают ее разные цари и царевичи, короли и королевичи.
- А сколь далеко до нового царства?
- Пешему тридцать лет идти, на крыльях десять лет нестись; а я повею - в три часа доставлю.
Солдат начал со слезами молить, чтобы южный ветер взял его и донес в новое царство".
И третья ипостась Бабы-Яги - Похитительница. Это уже старуха, близкая к смерти, а значит к загробному миру. Она уже мастер в колдовстве и магии, она может повелевать силами природы, животными, тварями лесными, и имеет над ними власть. И похищая (чтобы съесть) молодых людей, детей, она как бы приносит их себе же в жертву, чтобы еще хоть ненадолго продлить свое существование.
В сказке "Гуси-лебеди" Баба-Яга предстает Похитительницей и Пожирательницей детей, которой служат птицы (гуси-лебеди). Дети спасаются из ее дома, благодаря волшебным помощникам.
"В избушке старая баба-яга прядет кудель. А на лавочке сидит братец, играет серебряными яблочками.
Девочка вошла в избушку:
- Здравствуй, бабушка!
- Здравствуй, девица! Зачем на глаза явилась?
- Я по мхам, по болотам ходила, платье измочила, пришла погреться.
- Садись покуда кудель прясть.
Баба-яга дала ей веретено, а сама ушла. Девочка прядет - вдруг из-под
печки выбегает мышка и говорит ей:
- Девица, девица, дай мне кашки, я тебе добренькое скажу.
Девочка дала ей кашки, мышка ей сказала:
- Баба-яга пошла баню топить. Она тебя вымоет-выпарит, в печь посадит, зажарит и съест, сама на твоих костях покатается.
Девочка сидит ни жива ни мертва, плачет, а мышка ей опять:
- Не дожидайся, бери братца, беги, а я за тебя кудель попряду.
Девочка взяла братца и побежала"
.
В таком же виде Баба-Яга предстает и в сказке "Баба-Яга и Жихарь". Жихарь – это дух, обитающий в жилище человека; домовой; маленький сказочный человечек. Здесь он представлен в виде "младшего брата", который иногда не слушается старших и попадает в неприятности.
"Жили кот, воробей да жихарько третей. Кот да воробей пошли дрова рубить и говорят жихарьку: «Домовничай да смотри: ежели придет яга-баба да станет считать ложки, ты ничего не говори, молчи!»—«Ладно»,—ответил жихарь. Кот да воробей ушли, а жихарь сел на печь за трубу. Вдруг является яга-баба, берет ложки и считат: «Это — котова ложка, это — Воробьева ложка, третья — жихарь-кова». Жихарь не мог стерпеть, закричал: «Не тронь, яга-баба, мою ложку». Яга-баба схватила жихаря, села в ступу, поехала; едет в ступе, пестом понужат, а помелом следы заметат. Жихарь заревел: «Кот, беги! Воробей, лети!» Те услышали, прибежали. Кот начал царапать ягу-бабу, а воробей клевать; отняли жихаря.
На другой день стали опять собираться в лес дрова рубить, заказывают жихарю: «Смотри, ежели будет яга-баба, ничего не говори; мы теперь далеко уйдем». Жихарь только сел за трубу на печь, яга-баба опять явилась, начала считать ложки: «Это — котова ложка, это — Воробьева ложка, это — жихарькова». Жихарько не мог утерпеть, заревел: «Не тронь, яга-баба, мою ложку». Яга-баба схватила жихаря, потащила, а жихарь ревет: «Кот, беги! Воробей, лети!» Те услышали, прибежали; кот царапать, воробей клевать ягу-бабу! Отняли жихаря, ушли домой.
На третий день собрались в лес дрова рубить, говорят жихарю: «Смотри, ежели придет яга-баба — молчи; мы теперь далеко уйдем». Кот да воробей ушли, а жихарь третей уселся за трубу на печь; вдруг опять яга-баба берет ложки и считат: «Это — котова ложка, это — Воробьева ложка, третья — жихарькова». Жихарь молчит. Яга-баба вдругорядь считат: «Это — котова ложка, это — Воробьева, это — жихарькова». Жихарь молчит. Яга-баба в третий раз считат: «Это — котова ложка, это— Воробьева ложка, третья — жихарькова». Жихарько не мог стерпеть, забазлал: «Не тронь мою ложку». Яга-баба схватила жихаря, потащила. Жихарь кричит: «Кот, беги! Воробей, лети!» Братья его не слышат.
Притащила яга-баба жихаря домой, посадила в голбец, сама затопила печку, говорит большой дочери: «Девка! Я пойду в Русь; ты изжарь к обеду мне жихарька».— «Ладно!» — та говорит. Печка истопилась, девка велит выходить жихарю. Жихарь вышел. «Ложись на ладку!»— говорит опять девка. Жихарь лег, уставил одну ногу в потолок, другу в наволок. Девка говорит: «Не так, не так!» Жихарь бает: «А как? Ну-ка поучи». Девка легла в лйдку. Жихарь не оробел, схватил ухват да и пихнул в печь ладку с ягишниной дочерью, сам ушел опять в голбец, сидит — дожидатся ягой-бабы. Вдруг яга-баба прибежала и говорит: «Покататься было, поваляться было на жихарь-ковых косточках!» А жихарь ей в ответ: «Покатайся, поваляйся на дочерниных косточках!»
Яга-баба спохватилась, посмотрела: дочь ее изжарена, и заревела: «А ты, мошенник, постой! Не увернешься!»
Приказыват середней дочери изжарить жихарька, сама уехала. Середня дочь истопила печку, велит выходить жи-харьку. Жихарь вышел, лег в ладку, одну ногу уставил в потолок, другу в наволок. Девка говорит: «Не так, не так!» — «А поучи: как?» Девка легла в ладку. Жихарь взял да и пихнул ее в печь, сам ушел в голбец, сидит там. Вдруг яга-баба: «Покататься было, поваляться было на жихарьковых косточках!» Он в ответ: «Поваляйся, покатайся на дочерниных косточках!» Ягишна взбесилась: «Э, постой, говорит, не увернешься!» Приказыват молодой дочери изжарить его. Не тут-то было, жихарь и эту изжарил!
Яга-баба пуще рассердилась: «Погоди, говорит, у меня не увернешься!» Истопила печь, кричит: «Выходи, жихарько! Ложись вот на ладку». Жихарь лег, уставил одну ногу в потолок, другу в наволок, не уходит в чело. Яга-баба говорит: «Не так, не так!» А жихарь будто не знат, «Я, говорит, не знаю, поучи сама!» Яга-баба тотчас поджалась и легла в ладку. Жихарь не оробел, взял да ее и пихнул в печь; сам ступай домой, прибежал, сказыват братьям: «Вот чего я сделал с ягой-бабой!»

Баба-Яга – проводник в загробное царство?
Баба-Яга живет в Избушке на курьих ножках, которая чем-то напоминает гроб. А сама она является проводником в мир мертвых. Ее небезызвестная Костяная нога тоже может быть признаком того, что она наполовину сама труп (так как нога окостеневшая только одна). А некоторые сказки, вообще, называют Бабу-Ягу одноногой - 'Ах, ты, Бабушка-Яга, одна ты нога!', - обращается к Яге герой сказки 'Иван-Царевич и богатырка Синеглазка'. В сказке 'Ванюша-дурачок' Баба-Яга является к трем братьям, расположившимся в лесу, и 'прыгает вокруг них на одной ноге'. Но гораздо чаще встречается в сказках не одноногая, а костеногая Баба-Яга. Именно эта, не совсем живая, старуха может дать герою разрешение, а также волшебный предмет, который проведет его в загробный мир (Тридесятое Царство). Избушка ее имеет курьи ножки, а Курица в Славянской мифологии была символом женского плодородия. И еще избушка как будто может слышать. Ведь на заклинание Ивана она и правда поворачивается к нему передом, то есть, дверью. Эти качества могут сказать о том, что и сама избушка и ее хозяйка имеют отношение к Животному магическому миру, и являются проводниками в иной мир. Это не обязательно должен быть загробный мир. Он просто другой. Это может быть и воображаемый мир, попадая в который у Героя начинают ярче проявляться качества, которых он стеснялся в обычной жизни (вежливость, терпимость, милосердие к окружающим и т.д.) Баба-Яга дает ему своеобразную установку на победу, на будущее счастье. И хоть она выглядит неприглядно, даже страшно, ее действия почти всегда идут вразрез с внешним впечатлением. Может быть права поговорка «С лица воду не пить». Даже прекрасная принцесса с красивой внешностью может сделать какую-нибудь гадость, а страшная старуха, если к ней по-человечески, по-доброму отнесешься, отдаст последний волшебный предмет, чтобы только Иван нашел свое Счастье и Любовь.
Вместе с этим, образ полумертвой Старухи связан и с обрядом Посвещения, Инициации, который в те давние времена проходили все мужчины, а возможно и женщины. Этот обряд означал, что человек становится взрослым, воином, охотником, а также может создавать свою семью и продолжать род. Это был тайный обряд. До сих пор мы толком не знаем, что там происходило, мы можем только догадываться (во многом, благодаря волшебным сказкам)

Проходил обряд иниации в несколько этапов. В основном их было три: временная смерть, причастие (приобщение к тотему) и возрождение или преображение. Как я понимаю, смысл этого обряда во многом схож с христианским крещением, или любым другим посвящением в секту или общину. Погружение в воду символизирует смерть, а выныривание - возрождение, чистую жизнь без грехов. Так и те, кто проходили обряд посвещения, должны были пройти через воображаемую, символичную смерть, а потом, через приобщение к определенному родовому тотемному животному, приобщиться к животной магии, научиться понимать язык зверей и птиц, приобрести власть над животными, а также уметь влиять на погоду. Короче, все посвященные становились Магами и Волшебниками.
Сказка "Василиса Прекрасная", которую мы уже упоминали сегодня, описывает обряд инициации. Девочку посылают к Бабе-Яге за огнем, надеясь, что та ее съест, то есть ее отправляют на смерть, на гибель. Это первая ступень обряда. Второй ступенью является попадание девочки в дом Бабы-Яги и ее испытания, что можно сравнить с причащением. И третья ступень - освобождение девочки и получение ей волшебных способностей (убивающий огнем череп)

Заключение:

Детально исследовав образ Бабы Яги на широчайшем этнографическом и мифологическом материале, уже известный нам, В.Я. Пропп пришел к выводу, что после узнавания героя (визуальное опознание затруднено: в сказках Яга часто слепа и чует гостей по запаху ('Фу-фу-фу!') и первичного вызнавания причин посещения ('Дело пытаешь, аль от дела лытаешь '), обязательно следует кормление героя ('Напоила - накормила '), о котором он сам напоминает или даже его требует. Это обрядовое, 'покойницкое', угощение, табуированное для живых, чтобы ненароком не приобщиться к миру умерших. 'Требуя еды, герой тем самым показывает, что он не боится этой пищи, что он имеет на нее право, что он 'настоящий'. То есть пришелец через испытание едой доказывает Яге искренность своих побуждений и показывает, что он-то и есть действительный герой в отличие от лже-героя, самозванца-антагониста.
Еда 'отверзает уста умершего', замечает В.Я. Пропп, подчеркивая, что миф всегда первичен по отношению к сказке. Конечно, имеется в виду древнеегипетский ритуал отверзания уст и очей, укорененный в мифологии египетской 'Книги Мертвых'. Но отверзать уста необходимо почившему, а наш герой пока еще не умер, и непонятно, почему общение героя с хозяйкой избушки на курьих ножках начинается сразу с трапезы. И с нее ли в действительности оно начинается? Да, герой будет вынужден на время 'умереть для живых', чтобы проникнуть в иное царство, вход в которое и стережет 'Яга-Костяная нога' - живой мертвец, выходец из запредельного мира, находящийся всегда 'одной ногой в гробу'. Насытившись и поведав Яге задачу, пришелец получает в дар волшебное средство и... умирает - вылетает из избушки на крылатом коне, на орле или сам в образе птицы (крылатость - атрибут развоплощенной души).
Именно в сказках мы можем разглядеть отголоски этого древнего обряда - Посвещения. А Баба-Яга является ни кем иным, как символом той силы, которая «причащает» героя, дает ему или настоящую еду, или что-то замещающее её.
Давайте вспомним еще одну сказку, где Баба-Яга играет одну из ролей, это – "Перышко Финиста - ясна сокола". В ней тоже описывается обряд иниации, и снова его проходит девушка (как в "Василисе Премудрой"), хотя во многих сказках этот путь предназначается юношам. Для описания обряда пол героя, в принципе не так важен, как сами описываемые события.
Итак, начинается все, как в сказке "Аленький цветочек". Отец уезжает на рынок в город и спрашивает у своих трех дочерей, что им купить. Младшая, конечно, не хочет платьев-нарядов, и жемчугов-украшений, она просит привезти ей перышко Финиста - ясного сокола. Отец исполняет ее просьбу и привозит это перышко. Наедине с девушкой перышко оборачивается прекрасным юношей. Но, так как злые и завидущие сестры слышат голоса из ее комнаты, и подозревают что-то, они втыкают иголки в окно, и, когда сокол пытается пролететь сквозь него, он ранится. А девушка в это время спит крепким сном от снотворного, которое подсыпали ей сестры. Сокол улетает в тридевятое царство, и говорит, что она может его найти, только "прежде три пары башмаков железных истопчешь, три посоха чугунных изломаешь, три просвиры каменных изгложешь, чем найдешь меня, доброго молодца!"

Девушка все исполнила и пошла искать своего любимого.
"Шла, шла, пару башмаков истоптала, чугунный посох изломала и каменную просвиру изглодала; приходит к избушке и стучится:
- Хозяин с хозяюшкой! Укройте от темныя ночи. Отвечает старушка:
- Милости просим, красная девица! Куда идешь, голубушка?
- Ах, бабушка! Ищу Финиста ясна сокола.
- Ну, красна девица, далеко ж тебе искать будет! Наутро говорит старуха:
- Ступай теперь к моей середней сестре, она тебя добру научит; а вот тебе мой подарок: серебряное донце, золотое веретенце; станешь кудель прясть - золотая нитка потянется.
Потом взяла клубочек, покатила по дороге и наказала вслед за ним идти, куда клубочек покатится, туда и путь держи! Девица поблагодарила старуху и пошла за клубочком".
В чем же связь этой сказки с обрядом инициации, о котором мы сегодня так много говорили. Девушка должна пройти определенные испытания, чтобы стать другой, получить новые свойства, новое имя, и новую жизнь. Как вы помните, первым этапом обряда была временная смерть. В сказке говорится о железных сапогах, чугунных посохах и каменных просвирах. Они символизируют те предметы, которые клали иногда к умершим в могилы, чтобы им было легче путешествовать по загробному миру. Итак, девушка, как будто умирает, и попадает в дом к бабе-яге, охранительнице границы между двумя мирами. Но не так просто попасть в иной мир, девушке приходится встретиться еще с двумя ягами, которые дают ей волшебные предметы, то есть, приобщают ее к магическому миру. И, благодаря этим волшебным дарам, девушка выручает своего избранника, расколдовывает его и потом, благополучно выходит за него замуж. То есть, пройдя сквозь смерть (воображаемую, обрядную), она обрела новые качества, и теперь готова к замужеству и продолжению рода (что для женщины было самым важным в жизни).
Но если посмотреть на сказку с другой стороны, не зная про всякие обряды, традиции, мифологию, а так, как видят ее дети. Труден путь к достижению цели, но если быть настойчивым и упорным, то победа обязательно ждет впереди. А волшебные помощники могут встречаться нам и в жизни. Нужно только уметь их разглядеть. Ведь мы же обращаем внимания на различные Знаки, которые дает нам судьба, чем они не магические дары бабы-яги?

Баба-Яга – пришла к нам из Сибири?
Как мы знаем, Баба-Яга относится к низшим персонажам языческой мифологии. И распространение сказок, где она принимает активное участие началось, как считают некоторые ученые, с Сибирских земель. У народов Сибири издавна существовала так называемая Золотая баба, идол, который берегли пуще глаза шаманы и колдуны. Но с приходом в Сибирь Христианских миссионеров, все языческие идолы были или уничтожены, или упрятаны так далеко, что ни кому не найти. По суевериям угров никто не может умереть и исчезнуть бесследно, не оставив на земле своего антипода, злобного призрака, который бродит незримо среди живых, причиняя им горе и неприятности, строя пакости и всевозможные козни, лишь иногда являясь в виде тени.
От сожженных югорских идолов и Золотой бабы тоже остался такой двойник. Имя ему - Баба Яга.
На грани двух миров, светлого и темного, посреди дремучего леса издревле векует в странной избушке, окруженной забором из человеческих костей, старая Яга. Временами злобная ведьма налетает на Русь, несет с собой мор людей и падеж скота, похищает детей. Иной раз и к ней заглядывают гости с Руси. Одних Яга пытается съесть, других привечает, помогает советом и делом, предсказывает судьбу. Как и положено двойнику, Яга имеет обширные знакомства в живом и мертвом царствах, свободно посещает их. Кто она, эта загадочная старушка, откуда пришла в русский фольклор, почему ее имя чаще встречается в сказках северо-восточной Руси, мы и постараемся разобраться. Постоянное место обитания Яги - дремучий лес. Живет она в маленькой избушке на курьих ножках, такой маленькой, что лежа в ней Яга занимает всю избу. Подходя к ней, герой обыкновенно говорит: 'Избушка-избушка. Встань к лесу задом, ко мне передом!' Повернулась избушка, а в ней Баба-Яга: 'Фу-фу! Русским духом пахнет... Ты, добрый молодец, от дела пытаешь или дела пытаешь?' Тот ей и отвечает: 'Ты, старая, прежде напои, накорми, а потом про вести спрашивай'.
Несомненно, что сказка эта придумана людьми, хорошо знакомыми с бытом народов Сибири. Фраза о русском духе попала в нее не случайно. Деготь, широко применявшийся русскими для пропитки кожаной обуви, сбруи и корабельных снастей раздражал чуткое обоняние таежников, употреблявших для пропитки обуви гусиный и рыбный жиры. Гость, зашедший в юрту в 'смазных сапогах', оставлял после себя стойкий запах 'русского духа'.
Вспомним сказку "Василиса Прекрасная". Мать перед своей смертью дала дочке куколку и велела беречь ее и обращаться к ней в моменты беды и неприятностей. У хантов и манси (равно как у ненцев и других северных народов) существовал обычай делать кукол-иттарм - вместилища душ умерших, которые живут в куклах, пока не возродятся в каком-либо ребенке. Куклу из дерева одевали и ставили на постели умершего. Во время еды к ней в первую очередь придвигали кусочки пищи. Кукла считалась противоположностью двойника покойника, который может причинить вред семье умершего. Кукла ведет борьбу с двойником и охраняет от него юрту. В русской сказкае кукла, вместилище души матери, помогает Василисе победить Ягу. Что это - заимствование или отголосок древнего обычая? 'Василиса пошла в свой чулачник, поставила перед куклою ужин и сказала: 'На, куколка, покушай да моего горя послушай: меня посылают за огнем к бабе-яге; баба-яга съест меня!'. Куколка поела и глаза ее заблестели, как две свечки. 'Не бойся Василисушка. - сказала она. - Ступай, куда посылают, только меня держи всегда при себе..."
Возможно, представление, что душа человека, заключенная в деревянной кукле-иттарме, должна возродиться в новорожденном, проявилось в другой русской сказке о 'Терешечке и ведьме'; '...Старик со старухой сделали колодочку, положили в люлечку, завернули в пеленочку и вместо колодочки стал расти сынок Терешечка... Отец сделал ему челночок. Терешечка поехал рыбу ловить.' Последняя деталь еще раз подтверждает северное происхождение сказки, где рыбная ловля с малолетства - главное занятие коренного населения.
Нашел свое отражение в сказке и обычай северного гостеприимства; гостя полагается сначала накормить, а затем можно расспрашивать.
Таинственная избушка на курьих ножках не что иное, как широко известный на Севере 'лабаз' или 'чамья' - тип хозяйственной постройки на высоких гладких столбах, предназначенный для сохранения снастей и припасов от мышей и хищников. Лабазы всегда ставятся 'к лесу задом, к путнику передом', чтобы вход в него находился со стороны реки или лесной тропы.


Небольшие охотничьи лабазы иногда делаются на двух-трех высоко спиленных пнях - чем не курьи ножки? Еще больше похожи на сказочную избушку небольшие, без окон и без дверей, культовые амбарчики в ритуальных местах - 'урах'. В них обычно находились куклы-иттармы в меховой национальной одежде. Кукла занимала собой почти весь амбарчик; может быть, именно поэтому избушка в сказках всегда мала для бабы Яги? Точнее, бабе-в-яге, поскольку ягой называется меховая 'доха' (вид одежды).
Из всего вышесказанного видно, что нет однозначности ни в образе самой бабы-яги, ни в ее происхождении, ни даже в образе избушки. Для кого-то это гроб, а для кого-то лабаз. Но одна мысль прослеживается, что все же Баба-Яга была когда-то богиней, которой поклонялись, и следы этого поклонения остались в наших сказках.
Возможно, изначально, героинь, ставших в последствии Бабой-Ягой было несколько. Они могли иметь разные имена, как и разные внешности и характеры. Вообще-то, я считаю, что Баба-Яга – это не имя собственное, а, скорее, нарицательное, и объединяет в себе целый ряд в чем-то похожих друг на друга персонажей. Это – ведьмы, колдуньи, волшебницы, к которым ходили люди за советом, за травой от всех болезней, за заговором на любимого, за хорошей погодой, и т.д. То есть, они имели связь с нереальным миром, и при желании, могли помочь обычным людям. Ведовство в те давние, дохристиансикие времена очень ценилось. Эти люди были и врачами, и психологами, и эктрасенсами. Они были посвященными в тайны Природы. Но, с приходом Христианства, эти их знания и умения стали не нужны, и даже вредны, подрывали религиозные устои. И на ведьм стали охотиться, гнать их, сжигать на кострах. Под влиянием христианства усилились и отрицательные черты Бабы-Яги. Раньше она была мать-прородительница, дарительница, а позже стала отождествляться со злыми силами и духами смерти. В Вологодской области несколько лет назад хотели открыть музей, посвященный Бабе-Яге. Но, Православные служители решили, что она несет в себе культ сатанизма, и ей не место на северной святой земле. Наверное, у всех создается определенный стереотип на этого героя. И мы забываем, что все-таки больше сказок, где она помогает героям, дарит им волшебные предметы, подсказывает путь. А еще некоторые считают, что Баба-Яга – это тоже самое, что Баба-Йог, то есть, привержен культуре йогов. А Баба – это что-то вроде "учителя", достойного человека. Тоже вариант…
Много новых открытий сделано и в области литературных источников. К примеру, сказка о Царевне-лягушке на самом деле ни что иное как миф о слиянии различных племён - южных славян и мерян, поклонявшихся земноводным. Иван-царевич, уничтоживший в огне лягушачью шкуру, осквернил тем самым божество, которому поклонялась его супруга. За это она была похищена Кощеем, символизирующим у древних хозяина царства мёртвых, а Ивану-царевичу для её возврата понадобилась помощь Бабы-Яги, то есть прохождение обряда инициации (обращение в религию другого племени).
Баба-Яга по-моему, один из самых любимых детьми сказочных персонажей. Так как она всегда разная, то к ней испытываешь много разных эмоций – от страха до уважения и благодарности. Она не надоедает своей однообразностью, с ней можно и посоветоваться, и поругаться, и даже подраться. Она мудрая, и в чем-то наивная. И для ребенка, который слушает сказку, Баба-Яга может стать примером того, что встречаются на нашем жизненном пути разные люди. И внешний вид у них может быть страшным и отталкивающим, но в душе они добрые, и готовые помочь. Стоит только найти к ним определенный, вежливый подход. А если они действительно оказываются злыми и готовыми "съесть" любого, то нужно бежать от них, и уже не раздумывать, добрый ли он в душе или только прикидывается…
На самом деле, никто ничего не знает точно, все только могут предполагать, сравнивать, выявлять похожие признаки, и строить свои теории. Я не ставлю своей задачей что-то конкретизировать, просто беру информацию из разных источников, переосмысливаю ее, и предлагаю вам. Дело каждого из вас, верить или не верить, принимать или не принимать.

Список используемой литературы:
1.Народные русские сказки А.Н. Афанасьева: В 3 т. Т. 1. М., 1985; Т. 2. М., 1986; Т. 3. М., 1985…

2.Пропп В.Я. Исторические корни волшебной сказки. СПб., 1996. С. 53.

3.Иванов В.В., Топоров В.Н. Баба Яга // Славянская мифология.

4.Энциклопедический словарь. М., 1995. 5. Степанов Ю.С. Константы. Словарь русской культуры. Опыт исследования. М., 1997.

5. Афанасьев А.Н. Народ-художник: Миф. Фольклор. Литература. М., 1986.

6. Народные русские сказки А.Н. Афанасьева.

7. Русский народ. Его обычаи, обряды, предания, суеверия и поэзия. Собр.
М. Забылиным ., М., 1989.

8. Пропп В.Я. Исторические корни волшебной сказки.








внутренняя политика павла 1