Абсолютная монархия во Франции
Введение……………………………………………………………………………...2
1.Изменения в правовом положении сословий в ХVI-ХVIII вв………………….6
2.Возникновение и развитие абсолютизма………………………………………...8
3.Усиление королевской власти…………………………………………………...10
4.Создание централизованного аппарата управления…………………………...12 5.Государственные финансы………………………………………………………15
6.Экономическая политика абсолютизма………………………………………...16 7.Судебная система………………………………………………………………...18 8.Армия и полиция…………………………………………………………………20
9.Борьба абсолютистской доктрины с оппозиционной идеологией…………….21 10.Бюрократическая монархия во Франции……………………………………...23
11.Внутренняя и внешняя политика Людовика ХIV……………………………..25
12.Упадок абсолютизма……………………………………………………………26
13.Просвещение: общественное движение и идеология………………………...27
14.Просвещенный абсолютизм……………………………………………………30
15.Кризис абсолютизма……………………………………………………………31 Заключение………………………………………………………………………….33
Список используемых источников………………………………………………..34

Введение
Французское королевство, возникшее в IХ веке с распадом франкской державы Королингов внесло существенное изменение в социально экономическое развитие областей, входивших в ее состав. В период с IХ-XIII вв. господствуют феодальная раздробленность и соответствующие ей производственные отношения. Они определили классовую структуру общества и антагонистические отношения между феодалами и зависимыми крестьянами. Земля, как основное средство производства, стала монопольной собственностью господствующего класса.
Начиная с ХVI века формируются новые прогрессивные капиталистические отношения в промышленности и сельском хозяйстве. Появляется мануфактура в судостроении, в горном деле, в металлургии, в
книгопечатании. Образовались крупные экономические центы в Париже, Марселе, Лионе, Бордо.
Развитие товарно-денежных отношений привело к формированию единого общенационального рынка, а зарождение капиталистических отношений вызвало важные сдвиги в социальной структуре общества. Наряду с основным классом эксплуататоров- феодалов появился новый класс эксплуататоров - буржуазия, основу которого составляли купцы, ростовщики, мануфактуристы. В этот период возрастает внешняя торговля Франции с древне-европейскими странами.
Но сдвиги в сторону капитализма медленно меняли характер французского общества. Феодальные производственные отношения были по-прежнему господствующими. В этот период происходит перевод части крестьянской повинности в соответствующие денежные платежи. Многие буржуа покупают должности в королевских судах или административных органах, которые передаются по наследству (эдикт 1604 г.). Некоторые должности давали право носить дворянский титул. Правительство Франции шло на это, так как постоянно нуждалось в средствах. Король передает значительную часть налоговых поступлений привилегированным сословиям в виде жалований, субсидий, пенсий. Королевский фиск становится важнейшим инструментом эксплуатации крестьянства. И дворянство, желая увеличить доходы, постоянно требует от короля увеличения налогообложения.
К началу ХVI века Франция предстает единым государством. Формой этого государства становится абсолютная монархия. Абсолютизм характерен, прежде всего тем, что вся полнота законодательной, исполнительной и судебной власти концентрировалась в руках наследного главы государства - короля. Ему был подчинен весь централизованный государственный механизм: армия, полиция, административный аппарат, суд. Все французы, включая и дворян, были подданными короля, обязанные беспрекословно повиноваться.
При этом абсолютная монархия последовательно защищала классовые интересы дворянства.
Феодалы так же понимали, что в условиях обострения классовой борьбы подавление крестьянства возможно лишь с помощью жесткого
государственного абсолютизма. В расцвет абсолютной монархии в стране утвердилось социально-политическое равновесие двух основных эксплуатационных классов - привилегированного и имеющего
государственные посты дворянства и набирающей силы буржуазии.
Значимую роль в становлении существующего строя во Франции сыграл первый министр Людовика XIII - Ришелье. В период с 1624- 1642 гг. он, оказывая огромное влияние на короля, практически правил страной. При этом его политика защищала интересы дворянства, в чем Ришелье видел укрепление абсолютизма.
При Людовике XIV (вторая половина ХVII - начало ХVIII века) французский абсолютизм достигает высшей ступени своего развития. С ХVI века по первую половину ХVII века абсолютная монархия безусловно играла прогрессивную роль в развитии Французского государства, так как сдерживала раскол страны, содействовала росту капиталистической промышленности и торговли. В этот период поощрялось строительство новых мануфактур, устанавливались высокие таможенные пошлины на ввозимые товары, основывались колонии. Но формирование абсолютизма постепенно лишало феодальную знать страны влияния в королевском совете и в провинциях.
В ХVIII веке в промышленности окончательно утвердился, а в сельском хозяйстве усилился капиталистический уклад. Феодально-абсолютистский строй стал затруднять дальнейшее развитие производительных сил.
По мере укрепления буржуазии росла ее оппозиционность к абсолютной монархии. Раскрывая суть абсолютной монархии, сложившейся во Франции в период с ХVI-ХVIII вв., необходимо дать характеристику государственному механизму, позволившему на протяжении более двух веков управлять многоукладным и динамично-развивающимся государством.
Цели написания курсовой работы: Узнать чем можно больше о формировании абсолютной монархии во Франции. Познакомиться с изменениями в правовом положении сословий в ХVI-ХVIII вв. Выяснить как возник и развивался абсолютизм, как усиливалась королевская власть и как создавался централизованный аппарат управления. Узнать откуда брались государственные финансы и куда они девались, какой была экономическая политика абсолютизма. Выяснить про судебную систему, про армию и полицию в то время. Определить из-за чего была борьба абсолютистской доктрины с оппозиционной идеологией и с чем это связано. Узнать по какой причине был упадок и кризис абсолютизма. Задачи: Достичь цели написания курсовой работы. Раскрыть данную тему и изложить всё то, что известно о формировании абсолютной монархии во Франции и обо всём, что с ней связано. При написании курсовой работы я использовала данные источники: 1.Бадак А.Н, Войнич И.Е, Волчев Н.М. Всемирная история: В 24 т., т. 13 «Европа в период английской революции».-М.: 1999; Из этого источника я узнала про бюрократическую монархию во Франции, про внутреннюю и внешнюю политику Людовика XIV, про упадок и кризис абсолютизма.
2.Галифуллина Л.Р. «Абсолютизм Франции». -М.: 2005; Из этого источника я выяснила про изменение в правовом положении сословий в ХVI-ХVIII вв., как возник и развивался абсолютизм, про усиление королевской власти. 3.Корсунский А.Р. «Образование раннефеодального государства в Западной Европе». -М.: 1999; Отсюда я дополнила возникновение и развитие абсолютизма. Узнала про просвещённый абсолютизм и про просвещение общественного движения и идеологии. 4.Омельченко О.А. «Всеобщая история государства и права». -М.: 2001; В этом источники я нашла про то, как создавался централизованный аппарат управления, откуда брались государственные финансы и куда они девались, про судебную систему, армию и полицию того времени. 5.Рахматуллина Е.Г. «Абсолютизм во Франции». -Спб.: 2000; С этого источника я узнала про экономическую политику абсолютизма, определила из-за чего была борьба абсолютистской доктрины с оппозиционной идеологией и с чем она связано.

1.Изменения в правовом положении сословий в ХVI-ХVIII вв.
Возникновение абсолютизма как новой формы монархии во Франции вызвано глубинными изменениями, которые произошли в сословно-правовой структуре страны. Эти изменения были вызваны прежде всего зарождением капиталистических отношений. Становление капитализма шло быстрее в промышленности и в торговле, в сельском хозяйстве для него все большей преградой становилась феодальная собственность на землю. Серьезным тормозом на пути общественного прогресса становился архаичный, вступающий в противоречие с потребностями капиталистического развития сословный строй. К ХVI в. французская монархия утратила существовавшие ранее представительные учреждения, но сохранила свою сословную природу.
Как и прежде, первым сословием в государстве было духовенство, насчитывавшее около 130 тыс. человек (при 15 млн. населения страны) и державшее в своих руках 1/5 всех земель. Духовенство, полностью сохраняя свою традиционную иерархию, отличалось большой неоднородностью. Между верхушкой церкви и приходскими священниками усилились противоречия. Духовенство проявляло единство только в своем ревностном стремлении удержать сословные, число феодальные привилегии (взимание десятины и др.).
Более тесной стала связь духовенства с королевской властью и дворянством. Согласно конкордату, заключенному в 1516 году Франциском I и римским папой, король получил право назначения на церковные должности. Все высшие церковные посты, связанные с большим богатством и почестями, предоставлялись дворянской знати. Многие младшие сыновья дворян стремились получить тот или иной духовный сан. В свою очередь представители духовенства занимали важные, а иногда и ключевые посты в государственном управлении (Ришелье, Мазарини и др.). Таким образом, между первым и вторым сословиями, имевшими ранее глубокие противоречия, сложились более прочные политические и личные узы.
Господствующее место в общественной и государственной жизни французского общества занимало сословие дворян, насчитывавшее примерно 400 тыс. человек. Только дворяне могли владеть феодальными поместьями, а поэтому в их руках находилась большая часть (3/5) земли в государстве. В целом светские феодалы (вместе с королем и членами его семьи) держали 4/5 земель во Франции. Дворянство окончательно превратилось в чисто личный статус, приобретаемый главным образом по рождению. Требовалось доказывать свое дворянское происхождение до третьего-четвертого колена. В ХII в. в связи с участившимися подделками дворянских документов была учреждена специальная администрация, контролировавшая дворянское происхождение.
Дворянство предоставлялось также в результате пожалования специальным королевским актом. Это было связано, как правило, с покупками богатыми буржуа должностей в государственном аппарате, в чем была заинтересована королевская власть, постоянно испытывавшая нужду в деньгах. Такие лица обычно назывались дворянами мантий, в отличие от дворян шпаги (потомственных дворян). Старое родовое дворянство (придворная и титулованная знать, верхушка провинциального дворянства) с презрением относилось к “выскочкам”, получившим звание дворянина благодаря своим должностным мантиям. К середине ХVIII в. было примерно 4 тыс. дворян мантий. Их дети должны были нести военную службу, но затем, после соответствующей выслуги (25 лет), становились дворянами шпаги.
Несмотря на различия в родовитости и должностях, дворяне имели ряд важных общесословных привилегий: право на титул, на ношение определенной одежды и оружия, в том числе при дворе короля, и т.п. Дворяне были освобождены от уплаты налогов и от всяких личных повинностей. Они имели преимущественное право назначения на придворные, государственные и церковные должности. Некоторые придворные должности, которые давали право на получение высоких окладов и не были обременены какими-либо служебными обязанностями (так называемые синекуры), были зарезервированы за дворянской знатью. дворяне имели преимущественное право на обучение в университетах, в военной королевской школе. Вместе с тем дворяне в период абсолютизма утратили некоторые свои старые и число феодальные привилегии: право на самостоятельное управление, право на дуэль и т.д.
Подавляющую массу населения во Франции в ХVI—ХVII вв. составляло третье сословие, которое все более становилось неоднородным. В нем усилилась социальная и имущественная дифференциация. В самом низу третьего сословия находились крестьяне, ремесленники, чернорабочие, безработные. На верхних его ступенях стояли лица, из которых формировался класс буржуазии: финансисты, торговцы, цеховые мастера, нотариусы, адвокаты.
Несмотря на рост городского населения и его увеличивавшийся вес в общественной жизни Франции, значительную часть третьего сословия составляло крестьянство. В связи с развитием капиталистических отношений в его правовом положении произошли изменения. Практически исчезли серваж, формарьяж, “право первой ночи”. Менморт по-прежнему предусматривался в правовых обычаях, но применялся редко. С проникновением товарно-денежных отношений в деревню из крестьян выделяются зажиточные фермеры, капиталистические арендаторы, сельскохозяйственные рабочие. Однако подавляющее большинство крестьян было цензитариями, т.е. держателями сеньоральной земли с вытекающими отсюда традиционными феодальными обязанностями и повинностями. Цензитарии к этому времени почти полностью были освобождены от барщинных работ, но зато дворянство постоянно стремило к увеличению ценза и других поземельных поборов. Дополнительными обременениями для крестьян были баналитеты, а также право сеньора охотиться на крестьянской земле.
Тяжёлой и разорительной для крестьянства была система прямых и косвенных налогов. Королевские сборщики взимали их, нередко прибегая к прямому насилию. Часто королевская власть отдавала сбор налогов на откуп банкирам и ростовщикам.
2.Возникновение и развитие абсолютизма Неизбежным результатом формирования капиталистического уклада и начавшегося разложения феодализма было становление абсолютизма. В переходе к абсолютизму, хотя он сопровождался дальнейшим усилением самовластия короля, были заинтересованы самые широкие слои французского общества ХVI—ХVII вв. Абсолютизм был необходим дворянству и духовенству, поскольку для них в связи с ростом экономических трудностей и политического давления со стороны третьего сословия укрепление и централизация государственной власти стали единственной возможностью сохранить на какое-то время свои обширные сословные привилегии.
В абсолютизме был заинтересована и крепнущая буржуазия, которая не могла еще претендовать на политическую власть, но нуждалась в королевской защите от феодальной вольницы, вновь всколыхнувшейся в ХV веке в связи с Реформацией и религиозными войнами. Установление мира, справедливости и общественного порядка было заветной мечтой основной массы французского крестьянства, связывающего свои надежды на лучшее будущее с сильной и милосердной королевской властью.
Когда внутренняя и внешняя оппозиция королю (в том числе и со стороны церкви) была преодолена, а единое духовное и национальное самосознание объединило широкие массы французов вокруг трона, королевская власть сумела существенным образом укрепить свои позиции в обществе и государстве. Получившая широкую общественную поддержку и опирающаяся на возросшую государственную мощь королевская власть приобрела в условиях перехода к абсолютизму большой политический вес и даже относительную самостоятельность по отношению к породившему ее обществу.
Становление абсолютизма в ХVI в. имело прогрессивный характер, поскольку королевская власть способствовала завершению территориального объединения Франции, формированию единой французской нации, более быстрому развитию промышленности и торговли, рационализации системы административного управления. Однако по мере усиливающегося упадка феодального строя в ХVII—ХVIII вв. абсолютная монархия, в том числе и в силу саморазвития самих ее властных структур, все более возвышаясь над обществом, отрывается от него, вступает с ним в неразрешимые противоречия. Таким образом, в политике абсолютизма с неизбежностью проявляются и приобретают первенствующее значение реакционные и авторитарные черты, в том числе открытое пренебрежение к достоинству и правам личности, к интересам и благу французской нации в целом. Хотя королевская власть, используя в своих корыстных целях политику меркантилизма и протекционизма, неизбежно подстегивала капиталистическое развитие, абсолютизм никогда не ставил своей целью защиту интересов буржуазии. Напротив, он использовал всю мощь феодального государства для того, чтобы спасти обреченный историей феодальный строй вместе с классовыми и сословными привилегиями дворянства и духовенства.
Историческая обреченность абсолютизма стала особенно очевидной в середине ХVIII в., когда глубокий кризис феодальной системы привел к упадку и разложению всех звеньев феодального государства. Крайнего предела достиг судебно-административный произвол. Символом бессмысленного расточительства и времяпрепровождения (бесконечные балы, охоты и другие развлечения) стал сам королевский двор, который называли “могилой нации”.

3.Усиление королевской власти Верховная политическая власть при абсолютной монархии всецело переходит к королю и не делится им с какими-то государственными органами. Для этого королям необходимо было преодолеть политическую оппозицию феодальной олигархии и католической церкви, ликвидировать сословно-представительные учреждения, создать централизованный бюрократический аппарат, постоянную армию, полицию.
Уже в ХVI в. Генеральные штаты практически перестают функционировать. В 1614 году они были созваны в последний раз, вскоре были распущены и уже не собирались до 1789 года. Некоторое время для рассмотрения проектов важных реформ и решения финансовых вопросов король собирал нотаблей (феодальную знать). В ХVI в. (по Болонскому конкордату 1516 года и Нантскому эдикту 1598 года) король полностью подчинил себе католическую церковь во Франции.
В качестве своеобразной политической оппозиции королевской власти в ХVI—ХVII вв. выступил Парижский парламент, который к этому времени превратился в оплот феодальной знати и неоднократно использовал свое право ремонстрации и отклонял королевские акты. Королевским ордонансом в 1667 году было установлено, что ремонстрация может быть заявлена лишь в течение определенного срока после издания королем ордонанса, а повторная ремонстрация не допускается. В 1668 году король Людовик ХIV явившись в Парижский парламент, собственноручно изъял из его архива все протоколы, относящиеся к периоду Фронды, т.е. к антиабсолютистским выступлениям середины ХVII в. В 1673 году им же было решено, что парламент не имеет права отказывать в регистрации королевских актов, а ремонстрация может быть заявлена лишь отдельно. Практически это лишило парламент его важнейшей прерогативы — опротестовывать и отклонять королевское законодательство.
Изменилось и общее представление о власти короля и о характере его конкретных полномочий. В 1614 году по предложению Генеральных штатов французская монархия была объявлена божественной, а власть короля стала рассматриваться как священная. Вводилось новое официальное титулование короля: “король божьей милостью”. Окончательно утверждаются представления о суверенитете и неограниченной власти короля. Все чаще государство начинает отождествляться с личностью короля, что нашло свое крайнее выражение в высказывании, приписываемом Людовику ХIV: “Государство — это я!”.
Представление о том, что абсолютизм зиждется на божественном праве, не означало восприятия идеи личной власти короля, тем более отождествления ее с деспотизмом. Королевские прерогативы не выходили за рамки законного порядка, и считалось, что “король трудится для Государства”.
Вообще французский абсолютизм основывался на концепции неразрывной связи короля и государства, поглощения первого вторым. Считалось, что сам король, его имущество, его семья принадлежат французскому государству и нации. Юридически король признавался источником любой власти, которая не подлежала какому-либо контролю. Это, в частности, привело к закреплению полной свободы короля в сфере законодательства. При абсолютизме законодательная власть принадлежит только ему одному по принципу: “один король, один закон”. У короля было право назначения на любую государственную и церковную должность, хотя это право могло быть делегировано им нижестоящим чиновникам. Он являлся окончательной инстанцией во всех вопросах государственного управления. Король принимал важнейшие внешнеполитические решения, определял экономическую политику государства, устанавливал налоги, выступал высшим распорядителем государственных средств. От его имени осуществлялась судебная власть.

4.Создание централизованного аппарата управления При абсолютизме центральные органы разрослись и усложнились. Однако сами феодальные методы управления препятствовали созданию стабильной и четкой государственной администрации. Нередко королевская власть создавала по своему усмотрению новые государственные органы, но затем они вызывали ее же неудовольствие, реорганизовывались или упразднялись.
В ХVI в. появляются должности государственных секретарей, один из которых, особенно в случаях, когда король был несовершеннолетним, выполнял фактически функции первого министра. Формально такая должность отсутствовала, но Ришелье, например, совмещал в одном лице 32 государственных поста и титула. Но при Генрихе IV, Людовике ХIV, а также при Людовике ХV (после 1743 года) король сам осуществлял руководство управлением в государстве, убирая из своего окружения лиц, которые могли иметь на него большое политическое влияние. Старые государственные должности ликвидируются (например, коннетабль в 1627 году) или теряют всякое значение и превращаются в простые синекуры. Сохраняет свой былой вес лишь канцлер, который становится после короля вторым лицом в государственном управлении.
Потребность в специализированной центральной администрации привела в конце ХVI в. к возрастанию роли государственных секретарей, которым поручаются определенные сферы управления (иностранные дела, военные дела, морские дела и колонии, внутренние дела). При Людовике ХIV государственные секретари, которые первоначально (особенно при Ришелье) играли чисто вспомогательную роль, приближаются к особе короля, выполняют роль его личных чиновников.
Расширение круга функций государственных секретарей ведет к быстрому росту центрального аппарата, к его бюрократизации. В ХVIII в. вводится должность заместителей государственных секретарей, при них создаются значительные по размерам бюро, которые в свою очередь делятся на секции, со строгой специализацией и иерархией чиновников.
Большую роль в центральном управлении играл сначала суперинтендант финансов (при Людовике ХIV был заменен Советом по делам финансов), а затем Генеральный контролер финансов. Этот пост приобрел огромное значение, начиная с Кольбера (1665 год), который не только составлял государственный бюджет и непосредственно руководил всей экономической политикой Франции, но практически контролировал деятельность администрации, организовывал работы по составлению королевских законов. При Генеральном контролере финансов со временем также возник большой аппарат, состоявший из 29 различных служб и многочисленных бюро.
Неоднократной перестройке подвергалась и система королевских советов, выполнявших совещательные функции. Людовик ХIV в 1661 году создал Большой совета, куда входили герцоги и другие пэры Франции, министры, государственные секретари, канцлер, который председательствовал в нем в отсутствие короля, а также специально назначаемые государственные советники (главным образом из дворян мантий). Этот совет рассматривал важнейшие государственные вопросы (отношения с церковью и т.д.), обсуждал проекты законов, в некоторых случаях принимал административные акты и решал важнейшие судебные дела. Для обсуждения внешнеполитических дел созывался более узкий по составу Верхний совет, куда обычно приглашались государственные секретари по иностранным и военным делам, несколько государственных советников. Совет депеш обсуждал вопросы внутреннего управления, принимал решения, относящиеся к деятельности администрации. Совет по вопросам финансов разрабатывал финансовую политику, изыскивал новые источники поступления средств в государственную казну. Управление на местах отличалось особой сложностью и запутанностью. Некоторые должности (например бальи) сохранились от предшествующей эпохи, но их роль неуклонно падала. Появились многочисленные специализированные службы на местах: судебное управление, финансовое управление, надзор за дорогами и т.д. Территориальные границы этих служб и их функции не были точно определены, что порождало многочисленные жалобы и споры. Особенности местной администрации нередко проистекали из сохранения в некоторых частях королевства старой феодальной структуры (границ бывших сеньорий), церковной земельной собственности. Поэтому политика централизации, которую проводила королевская власть, не затронула в равной степени всю территорию Франции.
В начале ХVI в. в качестве органа, проводившего политику центра на местах, были губернаторы. Они назначались и смещались королем, но со временем эти должности оказались в руках знатных дворянских семей. К концу ХVI в. действия губернаторов в ряде случаев стали независимыми от центрального управления, что противоречило общему направлению королевской политики. Поэтому постепенно кроли сводят их полномочия к сфере чисто военного управления.
Для укрепления с их позиций в провинциях короли начиная с 1535 года посылают туда комиссаров с разными временными поручениями, но вскоре последние становятся постоянными должностными лицами, инспектирующими суд, администрацию городов, финансы. Во второй половине ХVI в. им дается титул интендантов. Они действовали же не просто как контролеры, а как настоящие администраторы. Их власть стала приобретать авторитарный характер. Генеральные штаты в 1614 году, а затем собрания нотаблей протестовали против действий интендантов. В первой половине ХVII в. полномочия последних были несколько ограничены, а в период Фронды должность интенданта вообще была упразднена.
В 1653 году система интендантов была вновь восстановлена, и они стали назначаться специальные финансовые округа. Интенданты имели прямые связи с центральным правительством, прежде всего с Генеральным контролером финансов. Функции интендантов были чрезвычайно широки и не ограничивались финансовой деятельностью. Они осуществляли контроль за фабриками, банками, дорогами, судоходством и т.д., собирали различные статистические сведения, относящиеся к промышленности и сельскому хозяйству. На них возлагалась обязанность поддерживать общественный порядок, наблюдать за нищими и бродягами, вести борьбу с ересью. Интенданты следили за набором рекрутов в армию, за расквартированием войск, обеспечением их продовольствием и т.д. Наконец, они могли вмешиваться в любой судебный процесс, проводить расследование от имени короля, председательствовать в судах бальяжа или сенешальства.
Централизация коснулась и городского управления. Муниципальные советники и мэры перестали избираться, а назначались королевской администрацией (обычно за соответствующую плату). В деревнях постоянной королевской администрации не было, а низовые административные и судебные функции возлагались на крестьянские общины и общинные советы. Однако в условиях всесилия интендантов сельское самоуправление уже в конце ХVII в. приходит в упадок.

5.Государственные финансы
Финансовая система Франции ХVII - ХVIII вв. основывалась преимущественно на прямых налогах с населения. Размеры налоговых сборов никогда не были определены сколь-нибудь точно, и сбор их порождал огромные злоупотребления. Периодически сбор налогов переводился на откупа, которые затем отменялись в связи с бурными протестами и недоимками, а затем так же регулярно возрождались.
Основным государственным налогом была историческая талья (вещная и личная). Платили его исключительно лица третьего сословия, хотя и среди них были освобожденные от налога: служившие во флоте, студенты, гражданские чиновники и др. В разных округах определялся и собирался налог по-разному: в одних — основным объектом обложения была земля, в других — собирали с «дыма» (особой условной единицы); в провинции считали 6 тыс. условных «дымов».
Всеобщим налогом была капитация (с 1695 г.). Ее платили лица всех сословий, даже члены королевской фамилии. Считалось, что это специальный налог на содержание постоянной армии. Капитация была одним из первых исторических видов подоходного налога. Для ее исчисления все плательщики разбивались на 22 класса в зависимости от своих доходов: от 1 ливра до 9 тыс. (в 22-м классе состоял один наследник престола). Всеобщими были также особые подоходные налоги : 10-я доля и 20-я доля (1710). Причем понятие «двадцатины» было условным. Так, в обстановке нарастающего финансового кризиса в 1756 г. была введена т. н. вторая двадцатина, в 1760-м третья (вместе превратившиеся в 1/7).
Помимо прямых налогов, существовали и косвенные, с продаваемых товаров и продуктов питания. Наиболее отяготительным среди последних был налог на соль — габель (он был различен по провинциям, и размеры его разнились до невероятности). Важную роль играли таможенные доходы — с внутренних, главным образом, таможен, от внешней торговли. Практически значение налогов имели и принудительные королевские займы — у духовенства, городов.
Общее налоговое бремя было колоссальным, достигая 55-60% доходов лиц третьего сословия, несколько меньше — для привилегированных. Раскладка налогов была огульной, зависела в основном от финансовой администрации на местах, главным образом — от интендантов.

6.Экономическая политика абсолютизма
Крестьянские восстания 90-х годов XVI в.напомнили правительству, что эксплуатация крестьянства имеет предел, однако найти основную линию экоттоме6йолитяки было непросто. Дворянское правительство нуждалось в деньгах, так же как нуждалось в них само дворянство. Абсолютизм содержал армию и аппарат государственной власти, поддерживал дворянство, давал субсидии крупным мануфактуристам за счет налогов и займов, а крестьянство — главный налогоплательщик — было разорено.
Генрих IV понимал, что крестьянство должно несколько оправиться, чтобы стать снова платежеспособным. Несмотря па приписываемое ему легендой желание видеть «в крестьянском горшке каждое воскресенье суп с курицей», самое большее, что он мог сделать для облегчения положения крестьянства, заключалось в некотором сокращении государственных расходов. Это позволило понизить прямой налог с крестьян, освободить их от уплаты накопившихся за время гражданских войн недоимок и запретить продавать скот и орудия земледельцев за долги. Однако одновременно с этим были значительно увеличены косвенные налоги (главным образом па соль и вино), которые своей тяжестью ложились на сельские и городские трудящиеся массы.
Содействовало упорядочению государственных финансов то, что министр финансов Сюлли сократил своеволие откупщиков и «финансистов» , заставив их принять маловыгодные для них условия при расплате за прежние долги и при оформлении новых откупов. Облегчая бремя прямых налогов, Сюлли, будучи откровенным апологетом старого уклада дворянской жизни, заботился не столько о крестьянах, сколько о дворянах и казне, желая поставить сельское хозяйство в такие условия, при которых оно могло давать дворянам и государству большой доход.
Экономическая политика Генриха IV была направлена, прежде всего, на поддержку промышленности и торговли. В соответствии с пожеланиями буржуазии и рекомендациями некоторых экономистов, выходцев из буржуазии, например Лаффема, правительство Генриха IV проводило протекционистскую политику и покровительствовало развитию промышленности. Были созданы крупные казенные мануфактуры и поощрялось основание частных (шелковые и бархатные ткани гобелены, позолоченная кожа для обоев, сафьян, стеклянные, фаянсовые и другие изделия и т. к). По совету агронома Оливье де Серра правительство пропагандировало и поощряло шелководство, давало мануфактуристам привилегии на основании предприятий и помогало им субсидиями.
При Генрихе IV впервые появилось значительное количество привилегированных мануфактур, получивших звание королевских, из которых многие были по тому времени очень крупными. Например, мануфактура полотна в Сен-Севере, близ Руана, насчитывала 350 станков, мануфактура золотой пряжи в Париже имела 200 рабочих. Первой из них правительство дало ссуду в 150 тыс. ливров, второй — 430 тыс. ливров.
Правительство организовывало дорожные в. мостовые работы и строительство каналов; учреждая заморские компании, поощряло торговлю и колониальную деятельность французских предпринимателей в Америке, заключало торговые договоры с другими державами, повышало тарифы на ввозные изделия, боролось за лучшие условия вывоза французских изделий. В 1599 г. был запрещен (правда, ненадолго) ввоз иностранных тканей и вывоз сырья — шелка и шерсти, «дабы всемирно благоприятствовать выгодным занятиям наших подданных разного рода производствами».
Прекращение гражданских войн, последовавший за ними подъем экономики Франции, протекционистская политика правительства способствовали восстановлению внутренних экономических связей в стране: процесс постепенного складывания общефранцузского внутреннего рынка протекал теперь в благоприятных условиях.


7. Судебная система Организация юстиции в абсолютной монархии была несколько обособленно от администрации в целом; такая самостоятельность судов стала особенностью именно Франции (что вовсе не повлияло, однако, на правовое качество этой юстиции). Сохранялось различение судов на уголовные и на гражданские; объединяло их, эти две системы, только существование парламентов со всеобщей юрисдикцией.
В гражданской юстиции основную роль играли местные суды: сеньориальные, городские и королевские (в городах существовали даже частные суды по кварталам, особым объектам и т. п. — так, в Париже ХVIII в. было до 20 юрисдикций). Королевские суды существовали в виде исторических учреждений и должностных лиц: бальи, сенешалы, губернаторы; затем появились особые лейтенанты по гражданским и по уголовным делам (отдельно). С 1551 г. основная тяжесть гражданской юстиции переместилась в трибуналы до 60 на страну. В них окончательно решались малые по значению дела (до 250 ливров) и разбирались по первой инстанции более значимые (с 1774 г. — свыше 2 тыс. ливров). В уголовной юстиции сложилась более или менее соподчиненная система учреждений: окружные суды (сенешалства) в составе 34 судей — апелляционные комиссии из трех судей — парламенты. Выше парламентов стоял только кассационный суд — Тайный совет (с 1738 г.) в составе 30 членов.
Помимо общей юстиции — как уголовной, так и гражданской, существовала специальная и привилегированная. Специальные суды образовались исторически по роду разбираемых дел: соляные, фискальные, контрольные палаты, лесные, монетные, военные суды адмирала или коннетабля. Привилегированные суды рассматривали любые дела, касающиеся круга лиц особого статуса или сословной принадлежности: университетские, религиозные, дворцовые.
Центральное место в судебной системе номинально сохраняли исторические парламенты. С роспуском во второй половине ХVII в. многих провинциальных штатов как бы в компенсацию сословных прав возросло число парламентов — до 14-ти. Наибольший судебный округ подлежал компетенции Парижского парламента, в его юрисдикцию входила 1/3 страны с 1/2 населения, который одновременно играл роль как бы национального образца. В ХVIII в. Парижский парламент усложнился и включал 10 департаментов (гражданская, уголовная палата, 5 следственных, 2 апелляционных, Большая палата). Сходной, но менее разветвленной структурой обладали и другие парламенты. В Парижском состояло 210 судей-советников. Кроме этого, были советники-адвокаты, а также посты генерал-прокурора, генерал-адвоката (с 12 помощниками). Парламентский суд считался делегированным королевским судом, поэтому за королем всегда сохранялось право т. н. удержанной юрисдикции (право в любой момент взять любое дело к собственному рассмотрению в Совете). С правления Ришелье значительное ранее парламентское право делать ремонстрации (представления на королевские указы об их противоречии другим законам) сократилось. По эдикту 1641 г. парламент мог делать представления только по тем делам, что ему присылались, обязывался регистрировать все указы, касавшиеся правительства и государственного управления. Король был вправе увольнять парламентских советников, принудительно выкупая у них должности. Эдиктом 1673 г. контролирующие полномочия парламента были еще более сокращены. Общая неурегулированность юрисдикции привела в сер. ХVIIIв. к крупным спорам между парламентами и духовной юстицией, между парламентами и счетными палатами. Реально роль парламентов как когда-то существовавшего юридического противовеса королевской власти сошла почти на нет. «Парламенты уже ни во что не вмешиваются, кроме отправления правосудия, — замечал Ш. Монтескье, бывший президентом Бордоского парламента, — и их авторитет все более я более умаляется, если только какое-нибудь непредвиденное обстоятельство не вернет им силу и жизнь».

8.Армия и полиция В период абсолютизма завершилось создание централизованно построенной постоянной армии, которая была одной из крупнейших в Европе, а также регулярного королевского флота. При Людовике ХIV была проведена важная военная реформа, суть которой состояла в отказе от найма иностранцев и в переходе к вербовке рекрутов из местного населения (матросов — из прибрежных провинций). Солдаты вербовались из низших слоев третьего сословия, нередко из деклассированных элементов, из “лишних людей”, быстрый рост числа которых в связи с процессом первоначального накопления капитала создавал взрывоопасную обстановку. Поскольку условия солдатской службы были крайне тяжелыми, вербовщики часто прибегали к обманам и хитростям. В армии процветала палочная дисциплина. Солдаты воспитывались в духе безусловного выполнения приказов офицеров, что позволяло использовать воинские части для подавления восстаний крестьян и движений городской бедноты.
Высшие командные посты в армии были отведены исключительно представителям титулованной знати, При замещении офицерских постов нередко возникали острые противоречия между потомственным и служилым дворянством. В 1781 году родовое дворянство добилось закрепления за ним исключительного права на занятие офицерских должностей. Такой порядок комплектования офицерства отрицательным образом сказывался на боевой подготовке армии, был причиной некомпетентности значительной части командного состава.
При абсолютизме создается разветвленная полиция: в провинциях, в городах, на крупных дорогах и т.д. В 1667 году была учреждена должность генерал-лейтенанта полиции, на которого возлагалась обязанность поддерживать порядок в масштабах всего королевства. В его распоряжении находились специализированные полицейские подразделения, конная полицейская гвардия, судебная полиция, проводившая предварительное расследование.
Особое внимание уделялось укреплению полицейской службы в Париже. Столица была поделена на кварталы, в каждом из которых действовали особые полицейские группы, возглавляемые комиссарами и сержантами полиции. В функции полиции наряду с поддержанием порядка розыска преступников входил контроль за нравами, в частности наблюдение за религиозными манифестациями, надзор за ярмарками, театрами, кабаре, трактирами, домами терпимости и т.п. Генерал-лейтенант наряду с общей полицией (полицией безопасности) возглавлял также политическую полицию с разветвленной системой тайного сыска. Был установлен негласный контроль за противниками короля и католической церкви, за всеми лицами, проявляющими свободомыслие.

9.Борьба абсолютистской доктрины с оппозиционной идеологией Как противовес буржуазным оппозиционным идеологам господствующими слоями феодалов выставлялась официальная политическая программа. Естественно, что наиболее усердствовали в оправдании существующих порядков те, кто находился на самой верхушке власти. Так, даже сам Людовик XIV сочинительствовал с целью доказать подданным обоснованность своей неограниченной власти. По его учению, население должно повиноваться королю, как богу, ибо власть короля как бы олицетворяет перед остальными людьми власть бога. Не только правом, но и обязанностью короля является суровое подавление всякого сопротивления, всякого признака непослушания.
В учении Людовика XIV указывалось, что первые, даже самые незначительные поблажки «простонародью» — это уже признак политической слабости. Народ никогда не удовлетворится уступками, и король, едва лишь став на путь уступок, уже окажется на наклонной плоскости, которая рано или поздно приведет его к катастрофе. Следовательно, утверждал Людовик ХIV, только неограниченная власть Короля и абсолютное бесправие подданных обеспечивают общественное благополучие. Разумеется, прочность и величие государства также базировались на угнетении тех, кто был рожден для этого.
Такая неприкрьггая пропаганда абсолютизма не
могла не встречаться оппозицией в штыки, поэтому,
чтобы завуалировать истинный смысл абсолютистское доктрины, епископ Боссюэ обосновывает абсолютистскую доктрину в книге ‘Политика, извлеченная из священного писания несколько иначе.
Во-первых, он широко использовал богословскую аргументацию, что позволяло ему опираться на веками устоявшийся авторитет церкви. Во-вторых, он утверждал, что вся собственность французов в конце
концов есть собственность короля и что он имеет право взять ее, когда ему нужно, путем налогов.
Возражая идеологам абсолютизма, анонимный автор памфлета «Вздохи порабощенной Франции», выпущенного в Голландии в 1689 г. (есть предположение, что автором этого памфлета был гугенотский публицист Жюрье), писал, что французский народ сохраняет в сердце желание сбросить иго, и это является зерном восстания. Чтобы народ примирил, насилием над ним, ему проповедуют о власти королей. Но как бы ни проповедовали, как бы ни говорили народу, что суверенам все дозволено, что им следует повиноваться, как богу, что у народа нет других средств против их насилий, кроме как молиться и прибегать к богу,— в глубине души никто этому не верит.
Идеологи буржуазии развивали в противовес абсолютистской доктрине учение о святости неприкосновенности частной собственности.
Официальная абсолютистская пропаганда была бессильна противостоять идеологическим разработкам оппозиционеров. К тому времени уже рождались теории, в той или иной форме признающие значение народа. Передовые мыслители ХVII в. Клод Жоли(1607—1700) и Пьер Жюрье (1637—1713) разрабатывали теорию народного суверенитета. Когда люди находились в естественном состояния, писали они, не существовало власти человека над человеком;. королевская власть произошла из договора короля с народом, и народ имеет право через своих представителей ограничивать действия короля. Некоторые мысли Жюрье, идейного лидера французских протестантов, напоминают в общих чертах теорию общественного договора Руссо. Впрочем, против абсолютистской доктрины выступали и некоторые представители дворянства, обеспокоенные признаками надвигавшейся катастрофы.
Обострение общественной обстановки, частые восстания наводили часть дворян на мысль, что упорствование короля не может привести к добру. После подавления Фронды Людовик ХIV считал, что во Франция нет и не может быть сколько-нибудь серьезного общественного сопротивления абсолютизму. Но уже в конце ХVII в. нельзя было не видеть, что, напротив, абсолютная монархия едва справляется с оппозицией. Из этого обстоятельства возникла и серьезная дворянская критика абсолютизма. Дворяне выступали в данном случае с позиций спасения основ существующего порядка — путем ли уступок новому (Вобан, Буленвилье, Фенелон) или путем понятного движения к феодальной старине (герцог Сен-Симон).
Однако истинными критиками абсолютизма были представители буржуазного сословия. Эта группа авторов, представляющая буржуазную оппозицию абсолютизму выдвигал совершенно новые идеи, в своих суждениях допускала подлинное вольнодумство.
Однако и эти идейные дерзания буржуазных элементов не приводили к идеологическому обоснованию необходимости революционных преобразований в стране. Наоборот, таившиеся в народных движениях идеи о подлинном переустройстве общества, отражены ими в явно смягченном и урезанном виде. Например, автор «Вздохов порабощённой Франции жестоко бичует абсолютизм Людовика ХIV, но в конечном счете все-таки только за то, что абсолютизм неминуемо породит народную революцию вроде английской, в виде бунта населения с «отсечением королю головы» и «разнузданностью».
Чтобы избежать этого «несчастья», автор призывает прямо к противоположному — пока не поздно, ликвидировать абсолютизм и образовать конституционную монархию сверху, Тем более что в истории уже был известен прецедент в виде английского классового компромисса 1688 г. Как видно, имущественные группы населения, как дворяне, так и буржуазия, боялись «кровавых переворотов».

10.Бюрократическая монархия во Франции
Французский абсолютизм считается образцовым потому, что он ярко воплотил общие черты этой формы правления и тенденции её развития.
Абсолютизм во Франции сложился в процессе длительной борьбы королей за соединение разрозненных феодальных провинций в единое государство. Они видели свою задачу не только в том, чтобы присоединить ту или иную область к своему домену, но и в том, чтобы реально подчинить ее своей власти. На всей тёрритории страны французским королям принадлежала верховная и неделимая власть. По своему усмотрению они формировали Королевский совет, из которого со временем выделились советы по отдельным отраслям управления – внешним и внутренним делам, финансам и пр. На рубеже ХVI—XVIIвв., возникли министерства. Местную администрацию возглавляли губернаторы (в дальнейшем интенданты) и королевские суды. Особое место среди них занимали суды высшей юстиции, называвшиеся во Франции парламентами. В отличии от английских, парламенты во Франции были не законодательными, а судебными и административными учреждениями Всего во Франции насчитывалось около дюжины парламентов — в Париже, Тулузе, Гренобле, Бордо, Дижоне, Руане, Рене, Метце и других крупных городах. Они рассматривали наиболее важные судебные дела, касавшиеся короля, принцев крови, высших чиновников. В них можно было так- же обжаловать приговоры местных судов по делам меньшей важности. Помимо чисто судебных полномочий, парламенты обладали правом критики действий королевской администрации. Главным среди них был Парижский парламент. Ему, кроме обычных функций, принадлежало право регистрации королевских эдиктов, после чего они приобретали законную силу.
Еще в средние века французские короли охотно брали на государственную службу образованных и исполнительных простолюдинов. В целях пополнения государственной казны они продавали государственные должности. Это привело к необыкновенному росту чиновничества, численность которого возросла с 8 тыс. в начале ХVI в. до 46 тыс. в середине ХVII в. Разбогатевшие простолюдины, покупая государственные должности, получали вместе с ними и дворянские грамоты. Возникло «дворянство мантии», которое отличалось от родового дворянства, так называемого «дворянства шпаги», состоявшего из потомков средневековых рыцарей и считавшего единственно почетным для себя занятием военную службу.
«Дворянство мантии» во Франции было новым по происхождению, но отнюдь не по характеру занятий. В отличие от английского нового дворянства оно не вело активной экономической деятельности. В середине ХVII в. «дворянство мантии» не менее ревностно, чем старая родовая знать, выступало в защиту сословных привилегий.
По мере роста бюрократического аппарата утратили значение сословные собрания. Генеральные штаты, возникшие еще в ХIV в., после 1615 г. не созывались вплоть до 1789 г. Провинциальные собрания были ограничены в правах и к середине ХVIII в. сохранились только в некоторых провинциях.
Французский абсолютизм опирался на мощный бюрократический аппарат. Однако сам этот аппарат благодаря своеобразному способу формирования, а также привилегиям, которых добились для себя чиновники, превратился в самостоятельную силу. Он не только служил опорой королю, но и существенным образом ограничивал его власть. В этом заключалась одна из гарантий от превращения абсолютизма в деспотизм, т. е. от беззакония и произвола королевской власти. Вместе с тем это делало более трудной задачу реформирования самого бюрократического аппарата.
Религиозные войны второй половины ХVI в., в ходе которых королевской власти бросили вызов как гугеноты, так и Католическая лига, резко затормозили, даже повернули вспять процесс становления абсолютизма. С последствиями этих войн — своеволием родовой знати и административной автономией протестантов — французским королям пришлось бороться в течение столетия. В XVII в. аристократия дважды пыталась ослабить королевскую власть и восстановить феодальные вольности. Впервые это произошло после гибели короля Генриха IV, когда королём стал малолетний сын Генриха IV Людовик ХIII. В период регентства его матери Марии Медичи государственная власть оказалась игрушкой в руках ее могущественных фаворитов. Только в 20—З0-е годы назначенный первым министром кардинал Ришелье (1585—1642) сумел обуздать аристократическую вольницу, заставил дворянство верой и правдой служить королю.
Но аристократическая оппозиция вновь подняла голову после смерти Людовика ХIII в 1643 г. В период регентства Анны Австрийской, матери малолетнего Людовика ХIV, во Франции развернулось общественное движение, вошедшее в историю под названием Фронды (дословно — «праща»). Различают парламентскую Фронду (1648—1649), которая опиралась на Парижский парламент, а также Фронду принцев (1650— 1653), т. е. ближайших родственников короля, носивших титул принцев крови. Защищая старинные «вольности» и обычаи королевства, парижский парламент возглавил движение широких слоев городского населения против тяжелых налогов, злоупотреблений королевских чиновников, расточительности правительства и пр. В августе 1648 г. парижане восстали и несколько месяцев защищали столицу от осаждавших ее правительственных войск.
После того как правительству удалось сломить оппозицию Парижского парламента, началась Фронда принцев. Ненависть родовой знати вызывал кардинал Мазарини, занявший после смерти Ришелье должность первого министра и пытавшийся проводить линию своего предшественника на укрепление королевской власти.

11.Внутренняя и внешняя политика Людовика ХIV В марте 1661 г., когда умер кардинал Мазарини, Людовик ХIV заявил, что теперь он сам будет своим первым министром. Король лично стремился вникать во все детали управления страной. Именно ему принадлежит крылатая фраза, выражающая сущность абсолютизма: «Государство — это я!» На самом деле Людовик ХIV, конечно, не мог обойтись без аппарата управления. При нем роль первых министров играли ближайшие советники, такие, как Фуке и Кольбер, по очереди занимавшие пост генерального контролера финансов. Правление Людовика ХIV ознаменовало dвысшую точку в развитии французского абсолютизма. Целью внутренней е внешней политики, которую он проводил, было усиление экономического и военного могущества Франции, расширение ее территории и колониальных владений. Он стремился играть руководящую роль в европейских делах. Именно в годы правления Людовика ХIV Франция стала одной из ведущих колониальных и морских держав.
Создание французского морского флота — военного и торгового — связано с именем Кольбера, по инициативе которого в Голландии были закуплены 600 кораблей, а затем по их образцу стали строить новые. Кольбер основал также ряд мануфактур, выпускавших необходимые государству и сложные в изготовлении оружие и обмундирование для армии и флота, а также разнообразные художественные изделия (гобелены, фарфор, мебель) для украшения королевских резиденций, в том числе главной из них — Версальского дворца, построенного в окрестностях Парижа. Великолепный дворец и пышный церемониал символизировали величие и могущество королевской власти во Франции. В подражание Людовику ХIV стали строить роскошные загородные резиденции и другие монархе Европы. Кольбер также дал свое имя системе протекционистских мер, направленных на покровительство отечественному производству, кольбертизму. Эта политика проводилась в соответствии с популярной в ХVI—ХVIII вв. теорией меркантилизма, или активного торгового баланса.
В 1685 г. Людовик ХIV отменил Нантский эдикт. С этого момента все его поданные протестантского вероисповедания были обязаны перейти в католицизм под страхом сурового наказания. Десятки тысяч гугенотов предпочли изгнание и переселились в Америку и в протестантские государства Германии. Франция лишилась ценных работников и специалистов. С ними утекли за границу и значительные капиталы, столь необходимые для развития промышленности и торговли.
Более всего Францию разоряли непрерывные захватнические войны, которые на протяжении своего правления вел Людовик ХIV главным образом с целью присоединения левого берега Рейна. Самой длительной и дорогостоящей из них была война за Испанское наследство 1701—1714 гг., обусловленная желанием Людовика ХIV посадить на испанский трон своего внука. В конечном счете, ему это удалось, и в Испании воцарилась ветвь французских Бурбонов. Однако Людовику ХIV пришлось отказаться от идеи создания объединенного франко-испанского государства.
12.Упадок абсолютизма После смерти Людовика ХIV в 1715 г. французский абсолютизм вступил в период упадка. При малолетнем Людовике ХV регентом стал герцог Орлеанский, принадлежавший к младшей ветви династии Бурбонов. Он проводил мирную внешнюю политику, сократил‚государственные расходы, уменьшил налоговое бремя. Все это способствовало экономическому восстановлению страны. Регентство привело также к смягчению строгих нравов, царивших при дворе Людовика ХIV, что в условиях абсолютизма по‚мало за собой ослабление государственной дисциплины. Пример другим подавал сам герцог Орлеанский, не слишком обременявший себя государственными обязанностями и стремившийся получить от жизни как можно больше удовольствий.
С 1721 г. Францией правил Людовик ХУ. Он был высокого мнения о своем могуществе, но его политика была непоследовательной. Кроме того, Людовик ХV слишком потакал своим прихотям. Его человеческими слабостями беззастенчиво пользовались приближенные. Всесильные фаворитки вроде маркизы_де Помпадур, которая в течение 18 лет пользовалась при дворе непререкаемым авторитетом, вмешивались в государственное управление. По своему усмотрению они раздавали должности, награды, денежные пожалования, назначали и ‚укрощали министров.
Катастрофой для Франции закончилась Семилетняя война с1756—1763 гг., в которой она воевала вместе с монархией и Россией против Пруссии и Великобритании. В этой войне Франция потеряла почти всю свою колониальную империю с таким трудом созданную в предшествующие полтора-два столетия. Большая часть французских колоний в Индии и Северной Америке, включая Канаду и Луизиану, отошли в Великобритании.
В середине ХVIII в. Франция по-прежнему оставалась одним из самых сильных государств Европы. Блеск и роскошь Людовика ХVI вызывали зависть других монархов. Однако она явно теряла ведущие позиции в европейских делах, мировой торговле и колониальном мире, уступая место другим государствам.

13.Просвещение: общественное движение и идеология Это широкое движение было направлено на умственное и нравственное развитие личности, гуманизацию всех сторон общественной жизни. Главными формами его выражения во Франции были научная и литературно-художественная деятельность, а целями — распространение научных знаний и осуществление реформ на благо общества и государства.
Французское Просвещение испытало сильное влияние аристократической культуры, которая породила своеобразную форму общения — салон. Салон служил и способом проведения коллективного досуга, и местом политической, литературно-художественной и другой интеллектуальной деятельности. Некоторые просветители, например Гельвеций и Гольбах, сами устраивали салоны, другие же довольствовались тем, что были радушно приняты в домах знати. Просветители создавали многочисленные кружки по интересам — философские, научные, литературные. Среди них самым значительным был кружок энциклопедистов, как называли творцов знаменитой «Энциклопедии, или Толкового словаря наук, искусств и ремесел», выходившей в свет отдельными томами с 1751 во 1772 г. Центром кружка был философ Дени Дидро, его активными членами — I’ольбах, Гельвеций, Руссо, Кондорсе, Кондильяк и др. В живом, почти ежедневном общении они оттачивали свои идеи и вынашивали новые творческие замыслы. Многие просветители были также членами масонских лож — полутайных объединений вольных каменщиков (франкмасонов), которые возникли в начале ХVIII в. в Великобритании, а в дальнейшем распространились по всему европейскому миру. Ритуалы и символика масонских лож были исполнены мистического смысла. Вместе с тем их цели и идеалы близки Просвещению, отчасти даже заимствованы у него. Масонами являлись Монтескье, Вольтер, Кондорсе и другие просветители.
Просвещение связано с распространением новых идей и ценностей. Основными теоретическими источниками французского Просвещения послужили картезианство и английская общественная мысль ХVII в. Большое влияние на французских просветителей оказало учение Джона Локка об обществе и государстве. Первым произведением французской литературы, написанным в духе идей Просвещения, считаются «Персидские письма» Ш. Монтескье, опубликованные в 1721 г. В сатирической, местами фривольной манере автор рисует нравы, и порядки французского абсолютизма. В том. же духе выражены многие произведения Вольтера (Франсуа Мари
частности «Философские повести», опубликованные столетия.
Монтескье известен также как глубокий политический мыслитель, автор трактата «О духе законов» (1748). Он выступал за разделение законодательной, исполнительной и судебной властей как политических сил, каждая из
которых могла бы сдерживать другую. Судебная власть, по мнению Монтескье, должна была принадлежать не учреждению, а лицам, по установленному порядку привлекавшимся из народа в состав суда. Законодательную власть народ должен осуществлять через своих представителей. И лишь исполнительную власть Монтескье предполагал оставить в руках монарха. Разрабатывая свой конституционный проект, Монтескье исходил не из абстрактной природы человека, а из совокупности объективных предпосылок, определяющих «дух законов» того или иного народа. К ним он причислял климат, характер почвы, размеры государства, ландшафт, образ жизни
религию, численность населения, хозяйственную деятельность и т. д. Он считал, что холодный климат порождает .-крепких и мужественных людей, жаркий же — расслабленных и малодушных; что в странах с плодородной почвой легче восстанавливается дух зависимости, тогда как бесплодие делает людей воздержанными, мужественными и воинственными; так небольшие размеры государства способствуют республиканскому правлению, средние — монархическом, большие — экзотическому.
Почти все французские просветители подвергались того или иного рода преследованиям. Дидро был заключен в Вензенский замок, Вольтер — в Бастилию, Гельвеций был вынужден подписать отречение от своей книги ‘»Об уме». Борьба с правительством придала яркое своеобразие французскому просвещению, способствовала радикализации его программы. Французские просветители легко впадали в идеализацию минувших эпох, особенно республиканского строя античности. Например, Жан Жак Руссо противопоставлял прямую демократию Римской республики или древнегреческих городов-государств представительному правлению нового времени, включая английский парламентаризм. «Всякий закон, — писал он в трактате «Об общественном договоре», — если народ не утвердил его непосредственно сам, недействителен... Английский народ считает себя свободным: он жестоко ошибается. Он свободен только во время выборов членов парламента: как только они избраны — он раб, он — ничто».
Особое недовольство просветителей вызывала церковная цензура, открыто преследовавшая свободомыслие. В этих условиях свойственный большинству из них философский деизм приобрел антиклерикальный оттенок. Например, свои письма к единомышленникам Вольтер часто заканчивал призывом: «Раздавите гадину!» Антицерковный характер носили и многие его сочинения, начиная с «Философских повестей» и кончая многотомным «Опытом о нравах и духе народов». Но вместе с тем Вольтер утверждал, что религия необходима как опора морали.
Начиная с середины ХVIII в. антицерковную тональность французского Просвещения еще больше усилила деятельность философов-материалистов - Дидро, Гольбаха, Гельвеция и др. Многие из них выражали мнение о необходимости некой 4естественной4 религии для народа. Лишь Гольбах выступал за освобождение человечества от гнета всякой религии.
Особое место во французском Просвещении занимала школа экономистов-физиократов. Их общепризнанным главой был Франсуа Кенэ. Будучи личным врачом маркизы, де Помпадур и одним из медиков короля Людовика ХV, он четверть века прожил в Версальском дворце, где на его квартире собирались ученые, философы, писатели. В дискуссиях с Дидро, Д. Аламбером, Гельвецием, Тюрго и другими участниками этих собраний оформились экономические взгляды Кенэ. Основное внимание он уделял развитию сельскохозяйственного производства, считая, что «земля есть единственный источник богатств и что одно только земледелие умножает последние». Поэтому Кенэ требовал всемерного поощрения производительного класса, прежде всего богатых фермеров. Он предлагал переложить основную тяжесть налогового бремени с производителей и потребителей на земельных собственников и ввести свободу внутренней и внешней торговли.

14.Просвещенный абсолютизм Во Франции просветительские идеи получили наибольшее распространение по сравнению с другими странами Европы. Более того, с этими идеями большинство европейцев познакомились именно по произведениям французских писателей. Тем не менее именно во Франции политика просвещенного абсолютизма дала наименьшие результаты.
Людовик ХV не интересовался просветительской литературой. Долгое время его правления (1721—1774) было для реформ безвозвратно упущено. В результате Франция заметно отстала от других стран. Лишь незадолго до смерти король попытался ограничить влияние парламентов, тормозивших любые преобразования в государстве. Эти меры вызвали резкое противодействие со стороны администрации, знати и двора, которые боялись утратить свои привилегии.
В 1774 г. королем стал Людовик ХVI. Он был образованным человеком и сочувствовал некоторым идеям Просвещения. Вступив на трон, он почти сразу же назначил генеральным контролером финансов одного из самых просвещенных людей Франции того времени — Франсуа Тюрго, экономиста-физиократа. Новый министр считал, что свободный рынок и конкуренция стимулируют экономическую деятельность. Потому он предложил ввести свободные цены на хлеб, которые государство сознательно поддерживало на низком уровне.
Как только цены были отпущены, хлеб сразу вздорожал, начались волнения в крупных городах, в том числе в Париже. Толпы городской бедноты громили хлебные лавки и склады и требовали снижения цен. Возмущением бедняков воспользовались противники реформ Тюрго, среди которых было много знати. По их требованию король отправил Тюрго в отставку. Одновременно были отменены и его реформы. Эта неудача фактически обрекла на поражение политику просвещения абсолютизма во Франции.
Всё же незадолго до своей отставки в 1776 г. Тюрго добился падения эдикта, упразднявшего цеховую организацию реформы и торговли.

15.Кризис абсолютизма Оппозиция реформы была частью того общего явления общественной жизни последних предреволюционных десятилетий, которых историки называют дворянской реакцией. Защищая свои
права и привилегии, часть дворянства и высшего духовенства Франции фактически пытались затормозить процесс капиталистических перемен.
Дворянская реакция проявлялась, прежде всего, в стремлении привилегированных сословий закрыть доступ в свои ряды выходцам из третьего сословия. В середине ХVIII в. парламенты стали выносить постановления, разрешающие покупку государственных должностей только дворянам в четвертом поколении. В армии простолюдинам отказывали в получении офицерских чинов.
Составной частью дворянской реакции была и так называемая сеньориальная реакция. Она заключалась в стремлении поместного дворянства повысить доходность сеньориальной ренты, экономическое значение которой неуклонно снижалось в связи с развитием предпринимательского хозяйства, распространением фермерства и капиталистической аренды. Сеньориальные повинности во Франции во второй половине ХVIII в. взимались преимущественно в денежной форме. Причем их размер регулировался обычаем и не мог быть произвольно повышен. Поэтому сеньориальная реакция выражалась в попытках дворян взыскать с крестьян-держателей земельных наделов дополнительные повинности.
Цели дворянской реакции противоречили доминирующим тенденциям развития Франции в ХVIII в., а именно — возвышению буржуазии и освобождению крестьянского хозяйства от оков сеньориального строя. Дворянская реакция ущемляла интересы этих классов, поднимая их на борьбу против несправедливости.
Из-за плохого урожая 1788 г. выступления против дороговизны приобрели на редкость массовый и грозный характер. Продовольственные трудности усугублял общий хозяйственный застой, который совпал с либерализацией международной торговли в середине 80-х годов. В 1786 г. Франция заключила договор о свободе торговли с Великобританией. Предполагалось, что в долгосрочной перспективе он будет выгоден Франции. Но непосредственно от договора выиграли британские купцы и промышленники, наводнившие Францию своими более дешевыми товарами.
На фоне этих хозяйственных трудностей обострилась проблема дефицита государственного бюджета. К 1788 г. он вырос почти до 160 млн. ливров (что составляло около трети всех доходов государства), причем на выплату долгов уходило свыше 40% всех государственных расходов. В просветительских кругах Франции резкой критике подвергались высокие расходы на содержание двора, в том числе и на устройство королевских еств. К 1788 г. сумма средств, затраченных на эти цели, выросла до 42 млн. ливров.
Правительство понимало необходимость повышения доходности государственного бюджета. В 1787 г. по предложению генерального контролера финансов Калонна Людовик ХVI собрал собрание нотаблей, т. е. высшей знати и сановников. От них правительство пыталось получить согласие на введение земельного налога, подлежащего уплате всеми землевладельцами без различия сословий. Но собравшиеся даже не стали обсуждать это предложение.

Заключение Социально-экономические изменения, происходившие во Франции в ХVI—ХVII вв., и связанное с ним обострение классовой борьбы заставили господствующий класс искать новую, более подходящую к условиям того времени форму государства. Таковой стала абсолютная монархия, которая несколько позже приняла во Франции свою наиболее завершенную форму.
Основы абсолютной монархии были заложены при трех преемниках Людовика ХI— VIII (1483—1498), Людовике ХII (1498— 1515) и Франциске I (1515-1547). Генеральные штаты в это время перестали созываться. Вместо них иногда созывались нотабли, т. е. немногочисленные собрания назначенных королем лиц. Король имел в своем распоряжении большую армию и собирал налоги при помощи своего аппарата. Все управление сосредоточивалось в королевском совете, но самые важные дела решались в узком кругу близких советников короля. Несколько стесняли власть короля парламенты, особенно парижский. Он регистрировал указы короля и финансовые эдикты и имел право доводить до его сведения свои соображения об их соответствии обычаям страны или духу предшествующего законодательства. Это право называлось правом ремонстраций, и парламент очень его ценил, видя в нем известную форму участия в законодательной власти. Но заседания с личным присутствием короля делали регистрацию королевских указов и эдиктов обязательной.
Содержание большой армии и разрастающегося бюрократического аппарата, раздача пенсий знати и дворянству требовали больших средств. Расходы покрывались двумя путями: непрестанным повышением налогов, грабежом внутри страны, и грабительскими войнами. Прямые налоги с 3 млн. ливров в конце ХV в. выросли до 9 млн. ливров к середине ХVI в. и продолжали расти. Правда, «революция цен» шла еще быстрее, чем рост налогов, и отчасти компенсировала их повышение. Широкая экспансия осуществлялась на международной арене. Едва завершив объединение страны, французская монархия устремилась на захват итальянских земель. Бедневшее французское дворянство жаждало добычи, денег и славы. Французские купцы, торговавшие с Востоком, не прочь были превратить итальянские гавани в транзитные пункты французской восточной торговли. Итальянские походы занимают всю первую половину ХVI в. (1494—1559). Начавшись походами французов в Италию, они скоро осложнились борьбой и соперничеством Франции с державой Габсбургов и переросли в столкновение этих двух наиболее крупных держав в Европе.


Список используемых источников
1.Бадак А.Н, Войнич И.Е, Волчев Н.М. Всемирная история: В 24 т., т. 13 «Европа в период английской революции».-М.: 1999
2.Галифуллина Л.Р. «Абсолютизм Франции». -М.: 2005

3.Корсунский А.Р. «Образование раннефеодального государства в Западной Европе». -М.: 1999

4.Омельченко О.А. «Всеобщая история государства и права». -М.: 2001;

5.Рахматуллина Е.Г. «Абсолютизм во Франции». -Спб.: 2000;